seringvar (seringvar) wrote,
seringvar
seringvar

10 марта

Позавчера меня впервые в жизни задержали и отвезли в дежурную часть УМВД г.Сыктывкара. Я вышел с одиночным пикетом в защиту журналистов и правозащитников избитых 20 гопниками в масках с палками и заточками на границе Чечни и Ингушетии. Ребята били ломали руки и ноги, резали. И все это под прикрытием патриотических лозунгов. Власти Чечни даже не отреагировали на событие произошедшее возле них. Гробовое молчание и потирание рук.

С 1989 года я уже столько раз выходил с пикетами, флешмобами и митингами на центральную площадь моего родного города, что не счесть. Всегда когда выходил, у меня треяслись поджилки, сердце заходилось, а все потому что патологический трус. А позавчера я шел как-то очень легко. Шел и даже удивился, что это со мной. Сердце молчит. Оно похоже даже биться перестало, а кровь гоняет какой-то тихий тихий внутренний тайный мотор. Шел и понимал, что заберут, может быть даже в спецприемник засунут. Шел и было как-то все равно. Не пойму, может это какой-то сигнал с выше.

Меня отвезли на "бобике" в дежурную часть три молодых полицейских, которые уже похоже начали потихоньку понимать что они власть. Вели они себя очень корректно и вежливо. В дежурке я сидел в рекреации, где содержат всех доставленных. Там было пусто, если не считать трех пьяных в камерах. Один из них все время ругал полицейских, матерился, швырялся в них деньгами и требовал покурить. Другой был щуплый старичок, который колотился в решетку, но в туалет не пошел, когда ему дали возможность и постоянно плевал на пол камеры громко сморкаясь. Двигался старичок еле, а из беседы двух дежурных я понял, что его привезла скорая, потому что старичок был пьян и его подобрали где-то на улице. Третье обитателя камер я не видел, но сквозь решетку была видна его обувь, не понятной конструкции. Может быть в третьей камере и не было ни кого, а видел я оставленные кем-то вещи на скамейке.

Вот так под вопли пьяного матершинника, грохот решетки в камере плохо ходящего старичка я просидел целый час и с каждой минутой у меня все яснее и яснее возникал вопрос, а кто защитит этих молодых полицейских, от этого потока человеческой злобы и жестокости. Я спросил у зашедшей девушки-полицейской: "А как вы выдерживайте это?". Мне был дан ответ: "Сегодня все тихо, обычно здесь такое твориться". Я знаю, что пьяные задержанные блюют в камерах, дерутся друг с другом и с полицейскими, унижают и оскорбляют их, испражняются прямо в камерах, по всему полицейскому участку стоит не проходящий даже под воздействием принудительной вентиляции запах опустившихся людей. Молодые ребята как могли защищались от этого всего, но я вижу, что эти способы защиты могут в любой момент сдать.

Через 45 минут меня пригласили в кабинет, где девушка полицейский составила протокол и дала мне ознакомиться. Я все подписал и спросил у нее: "А если бы пьяных возили не в дежурку, а в вытрезвитель ситуация в дежурке изменилась бы кардинально?". "Да , очень сильно бы поменялась - ответила девушка - мы же их держим до вытрезвления и они такое творят. Надо возвращать вытрезвители".

У меня такое ощущение, что мы оставили молодых ребят в погонах один на один с одной из важных проблем нашего общества. Мы заставляем разгребать наше дерьмо, которое мы сами разгребать не хотим, а когда ребята срываются мы ненавидим их за это. Но молодые ребята несут это все на своих плечах. Михаил Борисович Рогачев сегодня во время экскурсии по Усть-Сысольску рассказывал, что тюрьма в городе появилась в начале 19 века и за не имением в ней заключенных, ее использовали как вытрезвитель. Проблему решали всем миром. За тюрьмой следили попечители. Люди не отворачивались и не прятались от проблем города, а мы прячемся, как будто это не наш город.

Когда я вышел после составления протокола и пошел по стемневшим улицам Сыктывкара, то вспомнил прошлое воскресенье. Тогда мы проводили семинар для будущих членов Общественных наблюдательных комиссий в гостинице "Сыктывкар", за одно решили провести осмотр дежурной части и входа в ИВС. Все участники семинара зашли внутрь дежурки, а я стоял при входе на улице и наблюдал такую картину. Подъехал полицейский УАЗик выгрузил задержанных, а дальше он подъехал к другому УАЗику с буксира завел его. Из беседы доносившейся из от водителей-полицейских я понял, что на втором УАЗике не работает аккумулятор.


На фото видно как они дергают друг друга на буксире. И дело ведь не в ребятах полицейских, понятно - мы очень хотим, что бы они были взрослее, дело в нас, что мы бросили их один на одни с нашими общими социальными проблемами.

Мне кажется, что мы не хотим решать наши проблемы. Когда нам будет очень нужно, УАЗик не сможет завестись и может случиться то, что поправить уже мы не сможем. Почему мы так поступаем с собой? Почему мы не хотим брать ответственность за то, что происходит вокруг нас? Почему нашим предкам хватало на это ума, а мы все ищем виноватого?
Tags: Мы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments