seringvar (seringvar) wrote,
seringvar
seringvar

Это навсегда (далее...)

Может быть именно из-за многослойности и не возможности вырваться из этой культуры так ценны и так кратковременны в России те кто раскрывает себя и ковыряет себя, ковыряет, мучается и опять ковыряет. Ценны и постыдны.

А лицемерие, это напяливание на многослойность еще и еще, но это уже не культурное, это уже индивидуальное и потому презираемое в русской культуре и поэтому притягательное и массовое. Мы как будто замерзаем и натягиваем одежды на себя проклиная и согреваясь этим самым лицедейством лицемерия. Мы замерзаем от стыда.

И простота-то нами так и презираема потому что это не желание прятать свое истинное и многослойное. Мы не хотим и мы жаждем. Мы не хотим видеть голое тело из-под лохмотьев бедное человека и хотим видеть голое тело в мелькании причинного. И не важно откуда это причинное выглядывает. Мы как подростки, которые стоят и разглядывают грязного пьяницу без штанов. И простота пугает и притягивает потому что она о причинах.

Мы изобрели бескультурье только для того, что бы обозначать этим то, что должно быть скрыто, что является по настоящему нашей культурой, но может быть культурой истинных причин нашей культуры. И не в оголенности дело. Мы осуждаем того, кто пытается задаться вопросом, отогнуть ковер. Мы стесняемся своей многослойности, мы стесняемся не стыковки своего понимания истинности и истинности как она есть на самом деле? И когда случается, что штаны свалились, а юбка задралась, то стыд возникает не по поводу наготы, а по поводу нашего притягательного. Потому что наша культура держится на этом стыде перед собой прячущим, а не перед собой оголяющим. Когда мы оголяем себя, нам не стыдно, это наше выражение чувств, когда кто-то оголяет - нам стыдно, потому что мы не сопереживаем. Но культура заковывания языка в латы орфографии и грамматики, культура заковывания рельефа земли в план-схему вызывает у нас больше стыда, чем распятие голым на возвышенном месте под взглядами зевак.

Мы сытостью прикрывает голод, а голодом гордимся. Боже, чем мы только не гордимся. И еще больший трепет совести вызывает то, что мы со стыдом стоим перед собственной гордостью.

Нам как-то с этим надо жить, но лишь хоть малая часть этого выскользнет и уйдет в небытие, как мы потеряем русскость. Нас точно станет меньше. Но стыд перед этими потерями зажжет в нас по-настоящему русские переживания по поводу того, что мы презирали себя и прощали себе и презирали опять. И мы без этих переживаний ничто, мы кто угодно и где угодно, но мы не русские.
Tags: Этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments