seringvar (seringvar) wrote,
seringvar
seringvar

Памятник Гражданской войне в местечке Кируль

Не истине нужно, что бы мы ее нашли. Нам это нужно. Справедливости не нужна она сама. Это наша потуга на справедливость. Это наша нужда и больше ни чья. Мы как-то бестолково сваливаемся в разглядывание того, что нас пугает и не пугает, что нам приятно и что нам не приятно и бах! Это уже оказывается про справедливость и про достоверность. Нам кажется, что так скорее всего и будет, потому что мы ждем от будущего хорошего для себя и не ждем ничего плохого, а потому мы пророчим удобным, а участь Касандры нас не устраивает. Нас не интересует то, что будет на самом деле. Мы бегуны на короткие дистанции. При этом бегуны такие, что пробежав эту дистанцию, мы заявляем ее вечностью.

Давайте навечно назовем улицу на окраине Сыктывкара улицей имени великого советского вождя Андрея Александровича Жданова. И все свое детство я ходил на остановку "улица Жданова".
- Где вы сходите?
- На Жданова.

Это как-будто из вечности выглядывало. Оказалось лишь маленьким отрезком. Это большевик захороненный возле стены Кремля на Красной площади в Москве скользнул по карте Сыктывкара и растворился. Если сегодня спросить у детей кто такой Жданов, они ничего не скажут. Но все же начиналось раньше. Потому что когда у меня в детстве спрашивали кто такой Жданов, я отвечал - это остановка, на которой я схожу, возле которой стоит почта и когда-то стоял дом культуры поселка Лесозавод пригорода Сыктывкара.

А мы про вечность! Смешные как дети. И ведь сурово сдвинув брови опять и опять мы хотим именовать улицы именами тех, кто мелькнет и забудут.

Возле штаб квартиры НАСА в Хьюстоне в США стоит скульптура Юрия Гагарина. Ее поставили в 2012 году. А в Звездном городке не стоит скульптура Нила Армстронга. Погибшим в Порт-Артуре русским солдатам во время Русско-Японской войны есть огромный памятник, огромное многотысячное кладбище. Японцы из уважения к погибшим русским сохраняли все годы оккупации Японией Китая это кладбище. Почему? Потому что они в своем достоинстве во враге пытаются разглядеть достойного себе. А значит надо это достоинство поверженного врага сохранять, что бы свое достоинство великого воина победившего не потерять. Эту странную привычку от Японцев переняли и Китайцы. Они так же хранят захоронения японцев на своей территории, хотя то, что творили японцы в Китае во время войны не передать словами - это кошмар и ужас. А ведь хранят, понимая что свое достоинство можно разглядеть только через сохранение достоинства поверженного. Это из вечности.


Мэр Хьюстона приходит на открытие памятника Юрию Гагарину, потому что это уважение достоинства и мужества, а значит сохранение собственного достоинства. Мы не сохраняем захоронения немецких солдат, мы не ставим памятник Нилу Армстронгу, а рассказываем всякий бред про полет американцев на Луну. А потом мы удивляемся, что наши дети разрушают памятники нашим же солдатам захороненным в Волгограде.

Мне кажется, что из всех преступлений большевиков самым страшным был не красный террор. А то что по всей России большая часть кладбищ до революционного времени были разрушены большевиками в 20-30-е годы и на их месте были поставлены либо какие-то дома, либо застелены площади и улицы.

Мы продолжаем боятся прошлого. Мы в ужасе от нашего прошлого. Мы не хотим слышать о нашем прошлом. Мы хотим забыть поскорее то, что с нами произошло за 1000 лет существования нашей страны. Мы продолжаем выкрикивать фразу "Так не было", потому что мы боимся прошлого. Оставьте нам в прошлом лишь только то, чем мы можем гордится, когда мы кого-то попирали и топтали, остальное в ужасе выкиньте вон. Забудьте. Все забудьте. Мы боимся прошлого.

Те кто разрушал могилы купцов, учителей, чиновников на кладбище в местечке Кируль в 20-е годы 20 века в Усть-Сысольске, первые заложили эту культуру, культуру ужаса перед прошлым. Нам не хватает мужества и достоинства принять все что с нами происходило. Но так как без достоинства не прожить, мы конструируем свое достоинство на попрании достоинства других, достоинства проигравших нам, достоинства выигравших у нас. Да и вообще на попирании достоинства, хоть из прошлого, хоть из сейчас.


Когда я был мальчишкой, я стоял возле разрушенного Кирульского храма и читал на плитах имена Домны Каликовой и имена других красноармейцев похороненных на кладбище в местечке Кируль. Да, да, там была такая площадка и на ней был мемориал красноармейцам погибшим во времена Гражданской войны. Я не знал, что это когда-то было городским кладбищем, и здесь же, под рядом стоящими домами лежат кости крестьян и купцов, которые несколько столетий строили этот город, но их могилы сравняли с землей. Там сегодня стоит крест в память о тех, кто был здесь захоронен ранее, мы, похоже, перестаем пугаться прошлого. Но это только маленькое начало. А так, мы в ужасе перед нашим прошлым и нам легче крикнуть, что все это ужасное прошлое кто-то придумал, чем признать, что это было на самом деле.

Сегодня кто-то предложил поставить возле Вознесенского храма в местечке Кируль, в Сыктывкаре памятник красным героям Гражданской войны. Мы опять не хотим помнить о том, что в Гражданской войне нет героев, что Гражданская война - это братоубийственная война и что лучше бы было поставить памятник всем тем, кто и со стороны белых и со стороны красных погиб в этом месиве. Опять мы хотим свое достоинство построить на попрании кого-то, не важно проиграл он или выиграл. Нам опять страшно за наше прошлое, мы не хотим его видеть, мы не хотим примириться со всеми теми, кто сгинул в России за все эти годы, за весь этот ужасный 20 век. Мы не хотим примириться, мы опять в ужасе перед прошлым требуем Гражданской войны. Мы хотим что бы памятник Красным стоял на телах Белых, о которых бы постарались забыть. Мы опять пытаемся вечностью объявить короткий забег сегодняшнего дня.
Tags: Сыктывкар, Этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments