seringvar (seringvar) wrote,
seringvar
seringvar

Недомолвки Хайдеггера 4. Свобода.

17. Суждение как итог фантазии, как безупречный миф, как освобождение? И так миф - это область безусловной свободы. Нахождение в области мифа всегда освобождает. Мы как бы впускаем все это в собственные границы, в собственное "куда". Мы порабощаем миф и объявляем это свободой. Миф опирается на нас, миф следует за нами и в раках нас. Устойчивость как лидирование. Устойчив потому что несвободен внутри себя самого и потому что свободен от ошибок внутри себя самого. Ошибки внутри себя не считаются ошибками.


18. Но даже внутри этой свободы есть подобное, есть соотнесенное, есть некие реперные точки, что бы хотя бы нащупать собственны ошибки. А как тогда выглядит свобода внутри себя? Может это поможет в ощущении свободы как таковой? Прежде всего "открытость как таковая". Открытость сущему и присутствующему. Две реперные точки и обе через процесс открытости. Ошибка как бы остается внутри. Мы вбираем сущее внутрь себя, а присутствующее уже внутри. Просто ошибки вне себя очень опасны. Открытость как небоязнь ошибки, как переживание без страха. Это как полет во сне.

19. Свобода - это мы. На вопрос "куда?" - мы можем указать только внутрь себя. И все остальное подчиняется этой свободе. Получается, что объективными мы можем быть только в собственной свободе и не более. Другие свободы нам неподвластны. Вернее другие свободы рассыпаются без объективности, без договоренности с самим собой. Самое сложное в свободе - это договоренности и самая сложная договоренность - это договоренность с самим собой. Но ведь и правдивы мы можем быть только в отношении себя самих, для себя. Все попытки достоверного быть вне себя - ложь.

20. Эта безупречная дисциплина собственной объективности и рождает свободу, а правда и вообще правильное берется из свободы. Отсутствие свободы заставляет нас брать правильное из "первоначальности". С внутренним это более менее понятно. Дисциплинируя собственную договоренность, собственную объективность можно нащупать свободу из которой будет проглядывать правильное, правдивое. Но как быть со свободой вообще. То что взаимоотношение достоверного и свободы есть - это безусловно и выглядит она похоже так же. Но дисциплинирующие договоренности уже другие. Ошибка играет свою роль. И вот тут "первоначальность" начинает возрастать. Дисциплинирует "первоначальность", как ошибка позволившая себя вспомнить, тем, кто остался после нее и выжил. Ошибочный, но положительный опыт. Это как бы договоренность из прошлого, а может даже и с прошлым. Но результат этой договоренности обязательно ложь, как его не подкрашивай. Увы.

21. Возможность и предложение противопоставляются. Ошибка как возможность и она же как предложение. Но при этом возможность как основа свободы, а не предложение как основа свободы. Что-то через ошибку открывает возможность и это уже вступает как договоренность. А вот на момент предложения свобода теряется. Единственное что может хоть как-то сохранить свободу в предложении - это уверенность. Уверенность, как наибольшая близость к откровению. Случайно мелькнувшему откровению в безбрежном море лжи.

22. Насколько мы в себя вберем, настолько мы и способны рождать свободу внутри собственных границ и ровно настолько мы сможем, опираясь на внутреннее уверенное откровение, созерцать случайно мелькнувшее. Это свобода внутри свободы. Мы можем лишь быть или не быть сильнее настоящего, свободнее настоящего.  Т.е. сущность истины не просто "есть свобода", а свобода глубоко внутренняя, которую мы предъявляем через собственную уверенность в области свободы внешней, как говорит мой одни знакомый "мета-свободы". 
Tags: Этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments