Кулаки

Решил опубликовать здесь свою старую книгу, которую я написал когда-то очень давно. Книга назвалась "Кулаки" и рассказывала о спецпоселке "Ичет-Ди", куда были высланы в 1931 году мои предки Колтавские и где родилась моя мама. 

1. Начало

Недалеко от современного города газовиков Вуктыла есть дачный поселок “Куздибож”. Когда-то на этом месте была деревня c таким же названием. Место легко можно найти на карте, так как рядом с ним по дну реки Печоры проложен газопровод “Сияние севера”. Правда, старые крепкие дома коренных коми здесь заменили полуфанерные ящики-дачи, куда на лето выбираются выктыльцы. По реке в верх - переправа, а рядом три красавца острова, заросших буйным ивняком, рассекают Печору. Один из них, называют “Ичет-ди” (Маленький остров). Дал ему название, наверно, житель Куздибожа, не ведая, что станет он местом до боли близким и страшным от пережитого и увиденного не только коми людям, а двум тысячам русских из-под Воронежа.

Печора - это медвежий угол, сюда либо бежали от властей, либо власть использовала это место, что бы удалить непокорных. То староверы пришли сюда за своими наставниками, спасаясь от антихристовой власти, да так и остались. То задумали премьер Столыпин с исследователем Журавским, малоземельных крестьян России сюда с семьями переселить. Тогда не дали этого сделать два коми интеллигента: Каллитсрат Жаков и Питирим Сорокин.  

Пришло другое время - слово интеллигент стало в Советах ругательным, да и мало кого спрашивали чиновники-большевики, сами, мол, знаем, где народу хорошо, а где плохо. Деньги нужны были новой власти. Ходко шел товар лесной - древесина. Валили лес по рекам коми крестьяне. Как при батюшке царе крестьяне нанимались отечественными и зарубежными лесозаготавливающими фирмами, так и при большевиках - летом в поле, да на сенокосе, а с осени в лес - подработать. Весной лес сплавляли и опять за соху и косу брались. Пилили сплавленные бревна на доски на заводе в низовьях Печоры. Дальше доски в тюки вязали и на баржи по морю до Архангельска. Там же пилили лес, сплавленный с Вычегды. В 1927 году в Коми крае построили еще один завод, в устье реки Сысолы (сегодня Сыктывкарский ЛДКа). Большими сухогрузами лес доставляли в Европу. А заграница платила золотом, платила хорошо. Наркомат внешней торговли Коми края мог позволить себе делать большие закупки как в машинах, в технологическом оборудовании так и в продовольствии. Дело шло бойко, леса-то много. Одна беда - не хватало рабочих рук.  

Обратимся к статистике:

По переписи 1926 года в Троицко-Печорском леспомхозе располагается 5 сельсоветов с числом жителей:  

Якшинский -224 человека, Троицко-Печорский - 1912, Покчинский - 595, Савиноборский - 995, Щугорский -1017, Всего - 4743 человек. В хозяйствах 1071 голов лошадей.   

Из всего населения трудоспособных мужчин - 891, женщин - 680, лошадей, годных для работы на лесоповале 750 голов. Заняты на лесозаготовках (с учетом отхода рабгужевой силы на охоту, рыбалку, промыслы, точильный и прочие производства, перевозку). В Якшинском участке  - 27 человек, 12 лошадей; Троицко-Печорском   - 938 человек, 329 лошадей; Щугорском  - 590 человек, 334 лошади”.  

Как видно для заготовки ценнейшего экспортного сырья местных сил было мало. Пробовали нанимать за пределами районов, но большого прилива рабочих рук в такую глушь не последовало.

На 1930 год всего было законтрактовано лесорубов - 516, возчиков - 348, лошадей - 305. Необходимо же исходя из планов на 1931-1932 гг. - 2837 человек и 1273 лошади, 1932-1933 гг. - 5375 человек и 2373 лошади, 1933-1934 гг. - 8155 человек и 2984 лошади. Это по минимальным расчетам.

Пробовали решать проблему и классовым путем. Сменили местное руководство области, “сжившееся с кулаками”, на революционно бдительное, но прибавки не получили. Искали местных кулаков. Так как их было очень мало, то твердыми заданиями по рубке и перевозке леса на собственном гужевом транспорте облагали тех же середняков. И все равно мало, уж больно хорошо прибыль шла.  

А тут еще напасть - из-за кризиса цены в Европе на хлеб упали. Лес тоже подешевел. Планы партии, как это видно из решений 16 съезда  предполагали великий рывок к индустриальной независимости страны. Где же теперь деньги брать на машины, закупаемые за границей?  

Правительство нашло выход.

26 января 1930 года из Московской конторы треста “Комилес” ее представитель писал:  

В связи с массовой коллективизацией и социальной переделкой мелких и мельчайших хозяйств и решительной политики ликвидации кулачества, как класса, в высших органах разрабатывается проект расселения кулацкого элемента деревни в местах неосвоенных, преимущественно в северных частях Союза, с возможностью для этого элемента заниматься общественно полезным трудом".  

Совмещение воспитательной и "общественно-полезной деятельности" дающее огромные прибыли государству.

"Переселение намечается в принудительном порядке, самое же расселение, в отведенных для этой цели пунктах, будет предоставлено переселяемым; последние будут иметь при себе живой и мертвый инвентарь в необходимом для первоначального обзаведения количестве, или их обеспечат эквивалентной суммой денег, в тех случаях, когда с места, по тем или иным причинам, не предоставляется возможным переселенному взять с собой инвентарь".

Переселять, как все просто и эффективно. Нет людей есть маленькие винтики. Результат будет сразу. Машина заработает - иллюзия станет болью, как все просто.   

"Переселение предполагается с таким расчетом, что работоспособные члены семейств будут доставлены на места расселения в зимнее время, дабы они могли в достаточной степени ориентироваться и освоиться на новых местах и сделать подготовительные работы к прибытию семей с инвентарем. Семьи и инвентарь предполагается доставить в навигацию".

История переселения знает множество причин. Одни осваивали новые земли в погоне за золотом, другие хотели найти на неосвоенных землях свободу и спасение от нищеты. Они собирались всеми семьями и бросив все уходили все вместе к новой более счастливой жизни. Рациональность советских чиновников потрясает: они с такой легкостью разделяют создававшиеся тяжелыми годами труда и чувств.   

"В числе мест подлежащих заселению указанным элементом вышел Печорский бассейн.  

Исходя из общей установки, мы дали подкомиссии под председательством Муравьева Г.В. прилагаемый при сем ориентировочный расчет потребности в рабочей силе для освоения массива Печорского бассейна.

Из этого расчета устанавливается, что с расселением в Печорском бассейне до 10000 человек в работоспособном возрасте Комилес получит возможность на ежегодную заготовку в Печорском бассейне поднять до 940 тысяч кубометров".  

10 000 человек за 940 000 кубометров леса. Цена которую должны заплатить люди живущие далеко на юге и не пока осознающие, что их судьба уже решена в коридорах московской власти.   

"Для обеспечения переработки этого количества сырья предусматривается постройка на Печоре нового завода на 8 рам стоимостью около 4 миллионов рублей. Несколько повышенная стоимость завода принята нами ввиду того, что с постройкой этого завода будет связана постройка флота, устройство причальной линии и дноуглубительные работы. К подготовительным работам, по нашему мнению, надлежит преступить в 1929-30 году с тем, что бы обеспечить окончание постройки и пуск завода 1.10.31-32 гг".

А это уже миф, дворцы из будущего, то что должно окрылять.  

"По нашему мнению, на ряду с увеличением пилопродукции надлежит формировать заготовку тесаного леса (шпал и слиппера), капбалки (из Колвинской дачи) балансов.

Как скоро и в каком порядке приступят к осуществлению указанных мероприятий, мы будем Вас информировать дополнительно по мере выяснения продвижения этого вопроса в Высших органах; но участники подкомиссии считают, этот вопрос актуальнейшим, осуществление его ожидается в ближайшие недели.  

Управляющий Московской контрой Матора”.

Эта телеграмма посланная после речи И.В. Сталина в декабре 1929 года на всесоюзной конференции аграрников - марксистов, где он объявил о наступлении на кулаков. 5 января вышло постановление ЦК ВКП(б) о темпах коллективизации и о мерах помощи государства колхозному строительству". Но пройдет после этой телеграммы всего 3 дня сбудутся слова управляющего московской конторы о ближайшем решении этого вопроса. И выйдет постановление ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации".    

Все оказалось очень просто, если люди не хотят добровольно заготавливать сырье для экспорта, они будут заготавливать его принудительно! Тех, кто недоволен сплошной коллективизацией в сельском хозяйстве, направим на лесоповал. Деньги для индустриализации будут.  

В 1930 году на территории Коми края было создано 23 спецпоселка. Но Печору судьба пока пощадила, хотя все расчеты шли именно к этому.

В апреле 1930 года, судя по документу о передаче ОГПУ в распоряжение треста “Комилес” 5000 кулаков, предполагали направить на Печору в распоряжение Троицко-Печорского леспромхоза 500 “кулаков 1й категории” в том числе:  

в Якшу - 200,  

Подчерье - 100,  

Лемты - 100,  

Митрофаново - 100".  

Но этого не произошло, так как всю массу прибывших перехватили леспромхозы на Вычегде. Вернее руководство Комилеса посчитало более выгодным использовать труд спецпоселенцев в бассейне Вычегды, а  не на Печоре. Печора стала на вторую очередь.   

Но наступил февраль 1931 года, когда было принято решение “для выполнения производственного задания ... можно подойти только путем колонизации”, т.е. переселения раскулаченных в необжитые районы. Планы были грандиозные на много перекрывавшие даже очень смелые расчеты 1930 года.  

В 1931 году на Печору прибудут 1300 семей,  

1932 - 1600,  

1933 - 1400.  

Если брать из расчета 4 человека в семье, то к 1933 году в Троицко-Печорский район должны были прибыть 17 тысяч человек, это более чем в пять раз бы превысило коренное население.  

Но мало кто представлял сколько затрат необходимо для такого рода колонизации. Что бы такую массу людей сдвинуть в одночасье с места и поселить в абсолютно не обжитые районы. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.