seringvar

СЕР ИНГВАР

Записки юродивого


seringvar

Мои твиты

  • Сб, 21:21: Одиночество - это единственный путь к спасению.
  • Сб, 21:23: Они выйдут из ваших книг на столе и склонятся над вами, но что вы им скажете?
  • Сб, 22:20: Мы как будто просматриваем вечный ролик собственного страха и приучаем себя не боятся снова и снова.
Tags:

seringvar

Мои твиты


  • Ср, 22:17: Видимо переживания по поводу прошлого должны быть довольно сильными что бы настоящее возросло в цене.

  • Ср, 22:22: Самая большая ошибка в уверенности повторения.

  • Ср, 22:35: Устремленность богатых развращает государство коррупцией. Если государство это не заметит, то потеряет себя как квинтэссенцию общества.

Tags:

seringvar

Умерла Таня Афанасьевна

Таня всегда была очень скромной и очень трудолюбивой. Ее тронули судьбы тех, кто невинно пострадал в годы Большого террора. Она посвятила всю свою жизнь, что бы собирать информацию о них и как-то напоминать людям, что нет ничего более ценного чем человеческая жизнь которую дают один раз и любая власть может разрушить и сломать единственную человеческую судьбу ради своих сиюминутных политических и частных интересов. Таня хотела, очень хотела что бы власти не ломали судьбы невинным людям, очень хотела.

Вот некролог о Тане, который мне пислали коллеги из Печорского "Мемориала".

ПАМЯТИ КОЛЛЕГИ

20 июня 2017 года в г. Ухте скоропостижно скончалась Татьяна Геннадьевна Афанасьева – филолог, краевед, музейный работник, председатель Печорского отделения Общероссийской общественной организации «Российское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» с 1994 по 2014 гг.

Есть люди, которые живут тихо и скромно, стараясь не привлекать к себе внимания. Но в итоге получается, что уход их вносит дисбаланс в размеренное существование. Это в полной мере относится и к Татьяне Геннадьевне Афанасьевой. Родилась 23 сентября 1951 г. в селе Айкино Усть-Вымского района Коми АССР в семье партийного работника. В 1972 году окончила с отличием филологический факультет КГПИ в Сыктывкаре. Преподавала русский язык и литературу в Кожвинской восьмилетней школе. Вышла замуж, переехала в Печору. В 1980 г. стала сотрудником Печорского историко-краеведческого музея. Здесь она нашла основную тему своих научных изысканий - репрессии 1930-1950-х гг. на территории Среднего Припечорья. В мае 1989 года Татьяна Геннадьевна вошла в состав правления только что образованного городского общества «Мемориал», где с 1994 года стала его председателем.

Татьяна Геннадьевна активно занималась сбором информации: знакомилась с людьми, записывала их воспоминания, ездила в экспедиции… Ее доброжелательность и открытость привлекали к ней людей разных характеров и судеб. Благодаря своему упорству и трудолюбию Татьяна Геннадьевна создала бесценный фонд по истории репрессий. Феноменальная память, скрупулезность и точность истинного историка делали ее третейским судьей в решении спорных вопросов истории Печоры и края. Своими знаниями она щедро делилась с коллегами.

В 1996-97 гг. совместно с учеными Коми научного центра Татьяна Геннадьевна участвовала в двух крупных этнографических экспедициях по Средней Печоре. В сотрудничестве с Ухто-Печорской организацией «Мемориал» работала с целевыми программами «К гражданскому обществу – через просвещение молодежи», «Уроки прошлого». Была руководителем работ учащихся ежегодного Международного конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век». Организовывала летние поисковые экспедиции учащихся по местам массовых захоронений ГУЛАГа в Печорском районе, финансируемые фондом «Покаяние» Республики Коми.

В 1997-98 гг. Татьяна Геннадьевна участвовала в XVI и XVII съездах лагерников, солдат Армии Крайовой в Польше. Вела активную краеведческую переписку, в том числе с Польшей, Израилем, Германией, Англией, Эстонией, Латвией, Литвой, Украиной, Казахстаном. В ноябре 2001 года была делегатом от Ухто-Печорского «Мемориала» в Гражданском форуме неправительственных некоммерческих организаций, проходившем в Кремле. Прошла курс обучающих семинаров общественных организаций в Печоре, Ухте, Москве, Перми, Санкт-Петербурге, Сыктывкаре по общей теме «Повышение эффективности деятельности общественных организаций».

Т.Г. Афанасьева выступала в качестве докладчика на международных симпозиумах в г. Сыктывкаре «Мир после ГУЛАГа» (2003) и «Музеи ГУЛАГа» (2004), в музейном совещании «Международная ассоциация исторических музеев Совести» в г. Перми (2005), III биографических чтениях памяти В. Иоффе (Санкт-Петербург, 2005), международном семинаре «Виртуальный музей ГУЛАГа» (Санкт-Петербург, 2005), юбилейной конференции к 10-летию Санкт-Петербургского регионального фонда им. К. Аденауэра (2006), международной конференции «Между памятью и амнезией» (Санкт-Петербург, 2007), международных семинарах «Польский след на северо-западе России» (Санкт-Петербург, 2009; Инта, 2009), на I международной научной конференции «История и перспективы развития северных регионов России: Роль ГУЛАГа, мемориальная деятельность» (Сыктывкар, 2011).

Статьи Татьяны Геннадьевны опубликованы в газетах «Печорское время», «Республика», «Красное знамя», «Красное знамя Севера» и других; в краеведческих сборниках Республики Коми; в изданиях международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал». Она автор книги «Вглядываясь в прошлое» (2009г.) и составитель путеводителя «Память о ГУЛАГе: Печора» (2014г.); автор научных концепций экспозиций Печорского историко-краеведческого музея «Печора и печорцы в годы Великой Отечественной войны» и «Кедровошорский островок ГУЛАГа».

В 2004 году Татьяне Геннадьевне присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». Награждена многочисленными грамотами республиканского и российского значения.

Говорят, незаменимых людей нет. Говорят… Но действительность доказывает обратное. С уходом таких людей, как Татьяна Геннадьевна Афанасьева, появляется пробел, пустота, которую никем и ничем не заполнить. Нам остается лишь, по мере сил и возможности, продолжить ее дело.

Л.М. Еделькина, председатель

Печорского отделения

общества «Мемориал»


seringvar

Мои твиты

  • Вт, 18:36: Все детство и юность мы через эмоции расширяем пространство жизни, а потом понимаем, что не знаем, что сделать с пустотой расширенного.
  • Вт, 18:38: Сложность достоверного в том, что оно формируется, формируется долго. Быстрая и простая правда - всегда ложь.
  • Вт, 21:49: Просто пространство достоверного намного шире наших возможностей.
Tags:

seringvar

Мои твиты

  • Пн, 00:05: Путь человека выйти из одного безумия и растворится в другом.
Tags:

seringvar

Мои твиты



  • Чт, 16:49: Мы старше, а значит глупее.

  • Пт, 10:43: Мне тесно от своих мыслей, а вы тут мне еще свои пихаете...

  • Пт, 10:45: Если что-то приносит доход - это не значит что это правильно.

  • Пт, 10:49: Диктатор - это человек излишне поверивший в себя.

Tags:

seringvar

Недомолвки Витгенштейна 22. Послушание ошибке.

195. Ощупывание границы через принятие ошибки. Не отвержение, а принятие. Ошибка не показатель недостоверного, а возможность ощутить достоверное. И тут важно найти специалиста по границам. Эксперт - это и есть специалист по границам, ему позволено ошибаться, потому что его ошибки - это не угроза поражения, а угроза результата. Почему эксперты находятся в конфликте, им комфортно в конфликте, им комфортно нахождение в области ошибки. Но важное даже не это, а в отсутствии осознания границы другого. Не эксперт потому и не эксперт, что осознает границу другого. Это и есть предел профанного. Сакральное исключает данное осознание в силу способности принятия чужой ошибки, как своей.

196. Мое не знание границ этой плоскости, не может повергать мира в ничто.

197. Послушание осознанному. Что-то ведет себя так как оно способно вести или не способно вести. Мое осознание и того и другого создает мое послушание. Послушание во всем, в суждении и в деле. Если суждение от дела отделяется, значит я не подчинился, а значит мною что-то не осознанно до конца. А может быть это значит, что есть что-то невидимое, или пока не увиденное и пока не осознанное. Что-то выскользнуло и не позволяет себя притянуть. Любое противоречие только здесь, любая ошибка, как постоянная поправка. Я скатываюсь к себе в данный момент, а все в совокупности не случается, потому что я к этому не могу скатится, потому что это не я. Т.е. на данный момент правила игры мне не позволяли скатится ко мне без ошибки, без возможности части выскользнуть и не быть принятым. Т.е. правило указывает, или лучше сказать должно указывать на силу, а не на источник силы, на то что в данный момент наиболее сильное и яркое. Я как самое яркое в данным момент в себе самом. Все как бы присутствуем во мне, но то что выскользнуло от осознания, не перестало быть мной, но оно было не ярким. А главное усилие не заметить, то я что яркое в силу правил игры, а яркое под моим усилием разглядеть это.

198. Тогда "возможное" - это все с учетом ошибок, где ошибки будут составлять 99%, а "логически возможно"(так у Витгенштейна) - это возможное без учета ошибок. Полная индукция с поправкой - гипотеза. Но тогда достоверному остается только один удел - оправданность на данный момент? Достоверное всегда оправдано и всегда не оправдано.

199. А если взглянуть на это по другому и вообще говорить об использовании ошибки, как отдельной игры для корреляции игр вообще? И Витгенштейновское "я знаю" - это как включение извечной ошибки. Но тогда любой смысл - это всегда разговор о контексте с ошибкой. Такова языковая игра. Не правильное, а нащупывание контекста с ошибкой и объявление его достоверным. И опять же, за обстоятельствами и ошибкой может быть погребено утилитарное, а за ней обнулится и суть. Заигрались. Т.е. нужна степень разделения, отделения сути от ошибки и обстоятельств? Но степень - это ведь всего навсего сложная договоренность, сложный набор уступок, постепенный набор уступок, по степени.

200. Договоренность как замешательство, как оговорка, как ошибка? Но ведь есть же момент, когда нет возможности для ошибки - "когда наступает конец". Или это попытка успокоить возмущенное бесконечным сознание? А на самом деле, если я правильно понял Витгенштейна - "сознание без конца", это вечный поиск сам по себе и к сути, к достоверному это не имеет ни какого отношения?

seringvar

Недомолвки Витгенштейна 21

189. Достоверное рождает не только практика, но наше блуждание, наше не попадание, наше не практичное, потому что наше непопадание настолько не практично, что это можно назвать вечной ошибкой, которая по сути и есть сама случившаяся достоверность. По сути практика и есть непрерывная воля ошибки, непрерывная воля прощения за ошибки. Когда ошибка не граница, а благоволение к носителю ошибки.
190. Ошибки сложившиеся в систему, окружающую нас и превращающиеся в контекст. Зайдите в любую художественную галерею и только на мгновение возьмите все разговоры и письма, которые авторы этих работы писали друзьям и близким людям обличенным доверием художника. И вдруг вы понимаете что перед вами неудачи, одни неудачи, одни ошибки, которые мы потом объявили шедеврами. И выткал их шедеврами контекст, сложившийся в как полотно то ли достоверного то ли ошибки. Возьмите иконы и картины, в их классическом стиле. И мы вдруг ощущаем, что и там и там одна большая контекстная ошибка, которая и творит неповторимость этих произведений, такого типа произведений.
191. Оправдано? Да, оправдано! Но к достоверному оно имеет отношение только в связи с нашим блужданием. Та что же становится мерилом достоверного? То что оправдано? То что набрало большую часть побед перед лицом поражений? Или контекст в одном случае оказался более живым, чем мертвым? Или мерилом достоверного может быть еле слышимый перезвон будущего, который и 99% не разглядят здесь и сейчас, а 1% процент лишь в снах своих что-то заподозрит по поводу достоверного и то на мгновение, которое может случится через несколько столетий после произошедшего. Т.е. произошло сейчас, а случится может потом, долго потом. Уже даже и никто не помнит почему. Остаются догадки и сам факт встречи с потребностью в этом.
192. Но ведь это может оказаться тоже всего навсего договоренностью и компромиссом. Моя неуверенность в момент рождения достоверного и в момента, когда достоверное случилось может не изменится только в одном случае, в случае "неуверенности". Но неуверенность - это мое отношение к договоренности, но ни как не мое отношение к достоверному. Здесь очень сложно. Это как суеверие, которое стоит над договоренностью и к которому еще пока никто не привык. Т.е. это еще не вера, а вера в суе. Что-то мелькающее в повседневности, но не подающее мне знаков о бытовом, а подающее мне знаки о вечном. Одним словом "суеверие". И тут главное не свалится, тут главное подчинится суеверию, очертить границу будущее веры для блуждающего. Очень все субъективно, но пока другого не сотворили. Все так. Едва ощутимая "способность знать", знать себя самого, знать человека в себе самом. Т.е. блуждание где-то есть, но вот в поле себя самого с блужданием случается перерыв, как будто струну какую-то задел. Но что бы струна случилось, надо что бы блуждание все же было смыслом и сутью меня самого. Гулянье внутри само себя. В пределах возможного для себя самого.
193. Это всего навсего достаточно и недостаточное основание для контекстной полноты - языковая игра, если хотите. А язык как граница переживания здесь и сейчас, мысли здесь и сейчас, передачи случившегося здесь и сейчас. И неправильное - это игра и правильное это игра. Или неправильное - это как бы шаг за пределы комнаты в которой играют, которая наполнена духом другой игры, духом отличным от меня самого. Это такой вызов, это такая решимость. Играю лишь тогда, когда бросаю им вызов опасаясь толерантности, опасаясь так и быть незамеченным духом игры. Мы замечаем или не замечаем. Мы принимаем вызов и тем и другим. Тут как бы встречаются два кошмара: кошмар замеченности и кошмар не замеченности.
194. Кошмар в том, что бы отказаться выйти из своей игры из своего языка, отказ замечать игру другого, других. Получается, что и в том и в другом случае возникает ошибка, которая как граница начала, так и граница конца. Ошибка, то что само по себе связано и с началом и концом и с тем, что рождает и с тем, что умирает. Молчание может быть позволит ошибке случится? Едва ли!

seringvar

Револьт Револьтович

В Питере на акции против коррупции полиция скрутила Револьта Пименова, сына одного из самых известных диссидентов в Республике Коми, основателя Сыктывкарского Мемориала. Револьт так же как и отец математик, и так же не ровно дышит к общественной деятельности.

Вот такой вот цикл в истории. Револьт Пименов - старший, гениальный математик, друг Андрея Дмитриевича Сахарова, перед перестройкой жил в Сыктывкаре, куда был выслан за антисоветскую деятельность. Во время перестройки стал политиком и до конца своей жизни занимался строительством новой России.


Но вот это наследие важно понимать. Получается, что не желание слышать боль, которую люди предъявляют власти - это одна из самых больших несправедливостей сегодняшнего дня. Дело не в том, что суды плохо судят, или есть богатые и бедные, дело в том, что людей не слышат. Вот и получается, что кричать начинает самая интеллектуальная часть общества, которая должна понимать в своей разумности, что против силы не попрешь. Но это уже не восстание, это попытка докричаться до власти заткнувшей себе уши, докричаться что бы договорная культура не умерла совсем. Это обреченный крик.

seringvar

Мои твиты

  • Ср, 15:12: Мы стыдимся разности и это самое худшее - стыд одиночества.
Tags:

?

Log in