Кулаки. Ичет-ди ( Начало).

3. Ичет-ди ( Начало).

"Спецпоселок отведен в порядке землеуказанной комиссии Тр.Печорского РИКа в мае 1931 года, техническая работа выполнена техниками Госземтереста. Заселение  отведенного  участка переселенцев началось 17\VI того же года. С момента вселения на поселок прибыло 1723 человека, из коих умерло 489, выбыло с поселка по разным причинам 35, родилось за тот же период 37. Смертность  к общему числу выражается в 28%, прибыло от рождения 2%. Причина смертности как следствие цинги и голода, слабая рождаемость объясняется истощением населения". Это выписка из Акта обследования спецпоселка Ичет-ди от 14 июня 1933 года.

Ичет-Ди

Раньше или позже, но в лето-осень 1931 г. в спецпоселок Ичет-ди прибыло более полутора тысячи человек, они должны были своим трудом обновить это край для государства.  

Все первым делом все принялись строить укрытия - землянки в крутом берегу вытекавшего здесь же ручья с ярким названием “Мича-шор” (Красивый ручей). Так и стали называть поселок в первых отчетах. Северный берег ручья очень высок. Прямые лучи скудного северного солнца удобно прогревали землянки, рассыпанные по склону, в них переселенцы будут жить остаток лета, осень и кое-кто перезимует, пока не будут построены бараки. Земляные полы и стены, бревна на крышу и часть стен. Небольшие очаги-печки из кирпича, который обжигали сами. Всей семьей, по 6-8 человек, а то и по несколько семей. Женщин и детей отправили в Куздибож, пока не построили землянок.     

Карнюшина Е.И. вспоминает, что курени (землянки-сараи) располагались небольшими деревенскими группами, кто от куда выселен: курлацкие - 27 куреней по количеству выселенных семей, рядом землянки выселенных из Рубашевки и из Садового и т.д. “В нашем курене жило 12 человек, все родственники”

Кульченкова М.Е. "Выходили на поселковую гору и все стали промышлять как выжить. Строили жилое, как придумают. Ни топоров, ни пил. Вот это было зачатие нашего житья в поселке. Потом нас с малыми детьми расселили в деревню Куздибож и там же пекли хлеб на наш поселок наши матери. Потом начали все корчевать. Где-то подбросили лошадей, а начали вывозить по слезам лес в гору…Сделал папа курень и как все жили, кто как мог. Я пошла по нянькам в Дутово, но там тоже места не было. Как облава, так нас в поселок, не много время опять уходим в няньки. Там не я одна, жить то всем охота".

Мамонова Е.И. "Приехали в Ичет-ди лодками. В бараках жили по 3 семьи. Корчевали лес, драли мох, строили бараки".  

Кулаков А.Е. "А землянка где наша находилась я даже место помню. Это однокомнатное помещение и выход в низ, на верх ни как не сделать, а в низ тропинка и на верх поднимаешься. Печка стояла железная. У нас большая семья была и все в одной жили. Спали и на земле и на полатях. Все сами строили. Еду прямо в землянках готовили".

Всех трудоспособных сразу отправили на строительство бараков и раскорчевку леса. Огромные штабеля продовольствия на берегу вселяла надежду, что с голоду не помрут. Но чтобы получить хлеб нужно было выполнить норму, которую едва ли можно считать посильной. Даже подростки и те получали, только за сделанное. Пока мужчины управлялись на строительстве, женщины и дети стали лопатами копать землю на острове под огороды.

В этот же год, кроме Ичет-ди, В Троицко-Печорским леспромхозе были заселены поселки Сой-ю и Горт-ель, Кустпромсоюз заселил поселок Усть-Вадор для освоения точильного камня на р. Воя (?). Последний поселок спецпереселенцев был поставлен в 1932 году и назывался “Пиня-из”.    

Бараки.

Строительство бараков замедлялось, основную массу трудоспособных спецпоселенцев забрали на заготовку леса. Трест “Комилес” видел в переселяемых только даровую рабочую силу. Правда из ОГПУ и из прокуратуры приходили предостережения о необходимости не задействовать труд поселенцев, пока они не создали базу своего проживания, пока в поселке не будут построены бараки для всех жителей, не появится баня, дом для администрации, магазин, мастерская, школа, конюшня, скотный двор, овощехранилище, столовая. Понимали и в леспромхозах, что надо было строго соблюдать именно такой порядок, но как в кратчайшие сроки возвести такое количество помещений, если план на товарный лес спущен сверху с первого дня поселений “кулаков”. Ранее разработанные проекты бараков упрощались до нельзя. Семьи селили по 2-3 в одну комнату. Но никто из местного руководства и не думал изменить ситуацию со строительством в лучшую сторону.  

Иванова Н.П. "…наши дома - бараки были построены так: 2 комнаты, их соединяла кухня с русской печкой по средине. Так вот обычно проживали родственные семьи, на каждую семью по 1 комнате, кухня общая. Но таких домов было немного: два у больницы, наш, Калачев-дом, Самодуров-дом. А остальные - бараки… В бараках на каждую семью вообще одна комната, без всяких кухонь. Плита, палати, деревянные самодельные кровати с матрасом из сена, стол, кое у кого сундуки. Вот и  вся мебель. В углу ведро под водой, вся хозяйская утварь".  

Грязнов Е.А. "В какой последовательности строились наши бараки - точно сказать не могу. Только помню, что сначала были  построены бараки средние: Гуляев-дом, Батраков-дом и др, а потом уже и крайние, наши: 1, 2, столярка, 3 и 4 (детдом)…В бараках был общий коридор, и каждая семья имела комнату, площадью от 10 до 15 кв. м. Туалет общий, мы его называли "нужник" на улице, вода или из колодца, где ее почти не было, или из-под бугра из Печоры. Зимой на салазках возили, а летом в ведрах на коромыслах…  

В первом доме были ясли и почта.

В адм. доме жили учителя, коменданты и была каталажка, куда временно сажали "грешных"".  

Иванова Н.П. "Самый лучший дом была спецкомендатура".

Торлопова И.М. "Постепенно стали жить в больших домах с длинными коридорами, типа общежития. Несколько домов были более удобными для жилья - примерно на 8 семей. В таком доме жили и мы. Наш дом был расположен первым от магазина. Было по два крыльца и заходили с двух сторон. С каждой стороны жили по две семьи. Комнаты были перегорожены стенкой и одна общая кухня с русской печью".

Чудинова К.П. "Зимовали при 45-40 градусном морозе в полуземлянке. После был построен барак, где мы не жили, а существовали. Вселили 4 многодетные семьи, Поповых, Шимариных, Алексеевых и нас. Жили в нищете, но дружно. В каждой семье были свои нары, по очереди спали на печке, чтобы согреться. Освещением служила лучина, после керосиновая лампа".

"С момента вселения хозорганизациями построено: 21 жилой дом и 10 администрацией по типовым проектам. Индивидуального строительства, кроме временного, не было" (Спецпоселки в Коми Области. Сб. док. с. 191)       

Большая часть взрослых, здоровых переселенцев была тут же направлена в лес. В селе остались лишь небольшие бригады строителей. Учтя печальный опыт ранее заселенных поселков, некоторых воронежских хлеборобов обучили строительному делу в Троицко-Печорске, организовав там 3-х месячные курсы.  

Калачев С.Н. "...его (отца - Николая Николаевича Калачева) определили на курсы мастеров леса. Несколько молодых мужиков с поселка с Сой-ю, с Горт-еля и он с ними... Когда он все закончил, то мы на двух лодках, как катамаран связали. Трое мужиков из Горт-еля, трое мужиков наши с Ичет-ди, и отец с семьей. К октябрю всех отправили. Мы приехали в поселок самые последние, там уже три или четыре дома были срублены, бараки".

Тем, у кого родители работали в поселке, повезло больше: они как-то подкармливали семью и, занявшись раскорчевкой, подготовили огороды и вырастили за оставшуюся часть лета кое-какие продукты для проживания своей семьи.  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.