September 10th, 2021

26. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и безумцы.

117. Мир целиком живет внутри нас. Именно мир целиком нам подает сигнал через наши чувства о мире снаружи. Если бы этого не было (как это бывает у животных), то мы не смогли  бы переживать ничего по поводу внешнего мира. 

118. Мир целиком и мир снаружи связаны тонкими нитями, и они тысячами нитей нашего переживания проходят через нас, что по сути и есть наша душа. Наша душа соткана из нитей, связующих две огромных бесконечности. Не испугаться целого мира снаружи и не испугаться целого мира внутри - во всей силе его бесконечности - это по сути и есть осознанное безумие. 

119. Но это хрупкое состояние, принятие всех нитей своей души в их сложности бесконечного сплетения, ведь ткачество нашей души бесконеностями с разных сторон - процесс также бесконечный. Мне кажется, что мы боимся самого процесса ощупывания нитей свой души в их бесконечным соприкосновением двух миров. Может, мы боимся отразиться еще в чем-то? Поэтому нас пугает, когда наша душа находит отражение в каких-то рукотворных вещах, созданных другими людьми. Мы боимся этого и любим это. Ведь это доказательство целостности не только нашей, но и целостности других людей. Но рукотворность бесконечности нас пугает и будет пугать, не своей конечностью (здесь мы скорее бы успокоились), а именно возможностью бесконечности, сигналящей нам об ограниченности нашего бесконечного мира в его проявлениях внутри нас и снаружи от нас. 

27. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и диссоциация.

120. Граница внутри нас - это пожалуй самая важная забота. Это разорванность внутри. Если мы не видим краев этой границы - мы даже как-то успокаиваемся. Но как только эта граница нам являет нечто цельное - это может привести в ужас. Замкнувшаяся граница - это ведь проход в новый мир бесконечности. Безумство внутри безумства? Лучше границе быть размытой. 

121. А потому границы снаружи вызывают у нас столько жажды нарушения. Размытость границ успокаивает… Любое строительство границ обнадеживает… Мы как бы ищем выход в новое пространство, в новое время, в новый порядок, мы ищем себя новых, мы ищем спасения, мы раздваиваемся, мы рассыпаемся, мы открываем дорогу безумию, которого и боимся, потому что быть в двух мирах одновременно невозможно. А потому мы либо, размывая границы, сохраняем бесконечность мира, либо, создавая границы,, пробиваем проход в другой мир, а в мир; из которого мы ушли, мы уже не возвращаемся. Принять все миры или возненавидеть покинутый мир из-за его недостижимости и сойти с ума от не-целостности ограниченного мира - это выбор ищущего границы. 

28. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Маг-1 (Суб-личности — I/01)

122. Символ замнут. Человек-символ замкнут в своей магичности. Замысловатость символа, неточность его границ - условие магии, условие для его принадлежности миру целиком, чтобы черпать силы из мира в его бесконечности. Чем больше мы ищем в символе законченности смыслов, тем слабее символ. Мы сами лишаем его способности подпитаться энергией всего мира. Чем более мы тянемся к человеку-символу за конкретным, тем меньше получаем, и тем слабее его магия, достигающая нас. Магия в наших ожиданиях от символа и в наших отношениях к границам символа. Мы ослепляем символ и делаем его зрячим, мы оглупляем символ и наполняем его мудростью. Мы как бы замыкаем себя в отношения с символом. Сила символа в наших переживаниях его. 

123. Внутри символа много переживания, которые мы можем оживить, а можем умертвить. И еще неизвестно чье ожидание больше влияет на ситуацию, наше от символа или символа от нас. 

124. Мы обречены на культуру символа замкнутостью его границ, или даже чуть по другому, - мы обречены на символ замкнутостью наших собственных границ. Мы обречены на его слабость и его силу. Мы творим одиночество символа своим одиночеством. Ну представьте себе шар, внутри которого находимся лишь мы и символ, с которым мы остались и границы которого мы замкнули. Это по сути и есть наш мир и мы раздираемы задачей построения такого шара и разрывания такого шара. Потому что это, по сути, и есть культура. 

29. Недомолвка книги "Бытие и безумие". Безумие и норма.

125. Почему мы не знаем, что такое норма? Дело в том, что мы жмемся к границе, поскольку именно граница нам подает сигнал о норме, и только через близость к границе мы можем нащупать норму. Но как только мы удаляемся от границы, как только теряем ее из виду, норма тут же деформируется и отдаленность от границы начинает с нами играть злую шутку. Иллюзия границы, в отличии от реальной границы, рождает тысячи фантомов нормы, которые охранять легче, чем границу как таковую. Норму, стоящую возле границы, охранять не нужно, граница сама пугает и охранение ей не потребно. Это как стояние у края пропасти делает людей более дисциплинированными в уважении правил нахождения на краю пропасти. 

126. Нормы-фантомы - источник стандартизации, источник этики и эстетики, источник самого локального духа внутри бесконечного. Норма-фантом уязвима, а потому напугана больше границы. Страх - это область не границы, страх - область нормы-фантома. Мы легче зайдем в темную комнату на самом деле, чем будем топтаться перед ней в нашем идеальном восприятии темной комнаты. Сон разума - это про не пробудившийся разум перед границей, про уснувший разум удалившийся от границы. 

127. Норма-фантом требует признания себя разумной в пику нормы, лицезреющей границу, чувствующей границу присутствующую, осязающей границу. Именно норма-фантом объявляет сознание, стоящее прямо на границе, безумством. Может потому, что норма-фантом не может расстаться со своим страхом. 

Collapse )

30. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и стена.

129. Граница может быть обозначенной. Детство сильно именно тем, что границы не обозначены, и задача взрослых - это, прежде всего, научить нас обнаруживать границы, там, где их нет, а может никогда и не было и не будет, и, самое ужасное, научиться обозначать границы для самого себя. Сила безумца - оставить за собой право видеть и не видеть границы. Сила безумца в том, что он может не заметить границу в силу не-напряженности сознания или напряженности сознания по поводу другой границы. 

130. Само безумство - это иногда внезапное распыление границ. Безумец, погруженный во что-то, тихо растворяет границы. Разумный чтит границы, разумный строит стены на границах. Разумный охраняет границы там, где их нет на самом деле. Разумный, по сути, и есть граница. Потому что разумность - это осознание границы, и разумение - это сверка границ. Выкрикивая фразу о необходимости определить понятия, разумный, по сути, кричит о поиске границы [для двух сторон беседы]. Поиск границ - главное условие разума. Безумие забывает о границе и оказывается, само не понимая этого, частью бесконечного. Разумное - локально по смыслу. Разумному важно заметить иное, чтобы спастись, чтобы торжественно оформить переход, чтобы оттолкнуться для похода за границу в сторону непознанного. Этой необходимости нет у безумия.

Collapse )