seringvar (seringvar) wrote,
seringvar
seringvar

Categories:

Дневники Полярного Урала 2

17 июля

Утро. Солнце бьет сквозь палатку. Слышен сильный ветер. Одеваюсь. В ногах в палатке лужа. Спальник слегка промок. Блин. Хреново. Все же палатка не надежна. Разглядываю. Вода затекла в щель между палаточной дверью и полом, они ни как не закрываются. Видимо наклон дождя был такой, что позволял воде заливаться внутрь палатки. Блин, блин. Я эту палатку купил 7 лет назад за 400 рублей. Удивился что так дешево, но взял. Ни разу не ходил за это время с ней в походы. А тут решил взять. И на тебе. Когда ставишь надо думать какой ветер и куда будет лупить дождь. Все сырое выкладываю сушить на берег. Солнце и ветер быстро делают свою работу. Вещи сохнут быстро.

Готовлю еду. Пол пачки риса на полтора пакетика сгущенки. Подъем. Сборы. Укладываем вещи в резиновые баулы. Лодки на воду. По нашему берегу идет Газ 66 без номеров. В кузове видны листы фанеры. Уходят в сторону гор. Может быть люди с заказника искали именно этих ездунов по рекам? Газ 66 едет по руслу ручья.

Мы отваливаем от берега. Солнце. Ветер. В прошлом году мы шли этим же маршрутом до поселка Харп. Места знакомые. Ветер попутный. Останавливаемся на острове «отлить». На этом острое мы, похоже, в прошлом году ночевали, прямо под Харпом. Опять сплав. Играем в «Знаменитостей». Вдруг обнаруживаю, что у Матвея нет весла. Весло тихо уплыло. Давно оно уплыло или недавно не понятно. Ору, ругаюсь.

По берегам реки появляются люди в камуфляже. Ловят хариуса. Это работники колонии в Харпе в выходной день вышли на ловлю рыбы. Виден Харп. Колония. Купола церкви внутри зоны. Колючка. Рыбаков все больше и больше. Они уже по обеим сторонам реки. Вот бетонные столбы посреди реки. В прошлом году мы доплыли до них и дальше свернули лодки и поднялись по дороги до гостиницы. Ребенок заявляет, что хочет в гостиницу. Идем дальше. Здесь должны быть пороги и быстрины. Одна быстрина сразу в Харпе. Проходим легко. Река делает резкий поворот. В берегу идет строительство. Нас несет хорошо. Опять поворот реки. Вдалеке виден автомобильный мост. За ним видны буруны. Известные Харповские пороги. Говорят они очень опасные бывают. Но сейчас высокая вода, может быть пройдем их без потерь. Под ложечкой засосало. Стало страшно. Сразу вспомнил, как налетали на камни и топило лодку и вещи. Вещи в этот раз защищены хорошо, а вот сырым быть не хочется.

Проходим пороги на удивление легко. Высокая вода. На месте камней только перепады. Проходим все пороги. Вода лишь залетает через нос или через борт в лодку и окатывает. У меня мокрые штаны от обдавшим меня волн. Матвей тоже жалуется, что штаны и куртка мокрые. Его тоже неудачно накрыло.

Тыкаемся в берег с права, на камни. Пора обедать и поменять одежду. На обед не съеденная молочная каша и бич-пакеты с тушенкой. Все греется отдельно. Хожу бросаю спининг. Рыба не ловиться. Матвей меняет штаны. Светит солнце. Дует ветер. Я сушу свою одежду на себе. Отваливаем от берега. Сплав. Похолодало.

Вечером причаливаем к каменистому острову. Осматриваем. Решаем ночевать здесь. Ставим палатки. Готовлю ужин. Макароны с тушенкой. Солнце красиво садится в горы. Наблюдаем удалившиеся от нас горы. Комары достают. Старший ушел бродить по острову. Вернулся с рассказом, что здесь рядом лежит медведь. Выясняется, что это плюшевый мишка. Видимо вода унесла из Харпа плюшевого медведя. Аня расстроена комарами. Заряжаю сотовые от аккумулятора. Хорошо заряжает. Расход аккумулятора небольшой. Дети опять говорят с мамой. Скоро сотовая связь должна исчезнуть. Считаю остатки тушенки. 22 банки. Можно не экономить. Все ложатся спать. Я иду со спинингом бросать. Обхожу остров. Пусто. Спать.

18 июля

Солнце. Жара. Палатки нагреваются. Жара выгоняет людей из палаток. Все поднимаются рано. Готовлю завтрак. Каша гречневая с тушенкой. Почти никто не завтракает. Звоню Маме. Она сказал, что умер тесть - Валентин Лукьянович. Блин, я думал, что вернусь и его застану живым. Вспоминаю Лукьяновича. Хороший мужик был. Родился перед войной. Голод, который он помнил всю жизнь каждой клеточкой своего тела. Детский дом при живой матери. Не могла прокормить. Училище. Служба в армии. Работа на заводе. Учил детей в училище металлообработке. Учил пацанов любви к инструменту и к металлу очень долго. Потом пенсия. Вот и вся жизнь доброго тихого человека. Любил петь в хоре. У него это хорошо получалось. Красиво.

Ветра нет. Много комаров. Аня сильно расстраивается комарам. Собираем лагерь. Друг с Аней отваливают раньше. Мы погружаем резиновые мешки с вещами. Друг с Аней уходят далеко. Сплав. Рыбаки проверяют сети. Видна крупная рыба. Река виляет. Ветер то в спину, то в лицо. Горы с правого берега видны хорошо, но уже только на горизонте. Опять натыкаемся на рыбаков, то лодка нас обгоняет, то идет на встречу. С кем-то успеваем переброситься словами. Рыбаки говорят, что до левого притока Соби — реки Ханмей осталось 4 км. Нас догоняет лодка с рыбаками. Резко поворачивает влево и уходят в какую-то протоку. Слышно, что мотор ревет еще долго. Видимо это и есть Ханмей. С лева болотистые реки впадают в Собь, они тихие и темные, с права впадают реки с гор, они бурные и чистые. По ходу бросаю спиннинг. Первый хариус есть. Встаем на левый каменистый берег на обед. Светит солнце. Чищу хариуса, слегка солю. Если поймаю еще — будет уха на ужин. На обед едим утреннюю гречку с тушенкой. Чай.

Сплав. Солнце сменяют тучи, тучи сменяет солнце. Река виляет. С правого берега изба. Слышно звуки строительства. Видны лодки. Людей не видно. Вытаскиваю еще хариуса. Потом еще. С детьми решаем, что будет уха на ужин. С правого берега виден выход большой горной, очень бурной реки. Это, похоже, Хараматлоу. Если это так, то мы уже прошли половину намеченного пути. Река начинает делать большие изгибы. То горы на горизонте нам на встречу плывут, то оказываются у нас за спиной. Холодает. Солнце садиться. Ищем место ночлега. Останавливаемся. Не годится место. Дальше. Останавливаемся. Не годиться. Холодный ветер. Надо решать. С права высокий берег. Каменистый пляж. Тропинка на высокий берег. Лодки ткнулись в берег. Поднимаюсь. Видно, что кто-то здесь уже ставил палатки. Таскаем вещи на крутой берег. Переворачиваем лодки. Вяжем их к камням. Ставим палатки среди елей и берез прямо на берегу. Если спросони кто-то ночью не туда пойдет, то может сорваться. Будем надеяться на лучшее. Чищу рыбу. Сотовая связь не берет. Аня сильно расстроена. Хотела поговорить с домом. Матвей подходит и объясняет мне, что тоже очень хочет домой. С крутого берега красивый вид. Солнце село. Едим уху. Я, похоже, переборщил с вермишель в ухе. Хотел сделать ужин более питательным. Аня уху не есть. Дети чуть-чуть клюют и отказываются. Ем с Другом. Аня уходит бросать спиннинг. У нее неплохо получается. Чайки пользуясь моментом кружат над местом где я чистил рыбу и орут. Сидим на берегу и наблюдаем, как чайки таскают очистки от рыбы. Мы едим рыбу в ухе, чайки едят эту же рыбу в воде возле берега.

19 июля.

Облачно. Тепло. Встаю. Готовлю завтрак. Рис. Отдельно в банке грею тушенку. Желающие могут добавить в сухой варенный рис либо сгущенку, либо тушенку. Старший не есть. Аня и Матвей заливают рис сгущенкой. Друг добавляет тушенку. Я ем остатки вчерашней ухи. Больше в меня не влезет. Остатки риса и недоеденной тушенки смешиваю в банке из-под тущенки и оставляю под елью. Может какая животина съест. Все остальные банки использованные до этого я складирую мешок из-под лодки, а по вечерам пережигаю, что бы не оставлять мусор. Складываем палатки. У меня конфликт со Старшим. Отказался сворачивать палатку. Поорал. Расстроился. Стаскиваем все с высокого берега. Лодки на воду.

Берег остается за кормой. Друг и Аня гребут и уходят вперед. Догоняем. Играем в «города», играем в «знаменитости». Солнце. Ветер. Облака. Две лодки посредине реки несет течение. Расцепляемся. Аня и Друг уходят вперед. Бросаю воблер. Опять харису. Буду солить. С право видна надувная лодка с мотором и к ней привязана надувная лодка поменьше. В лодке с мотором трое взрослых и мальчик. Перебрасываемся словами. Оказывается они из Эжвы. Выясняем, что до Оби осталось 50 км. Это очень рядом. Рыба выскакивает из воды, но не берет воблер. Около 15 часов, ушедшие вперед Аня и Друг, останавливаются. Догоняем их. Высокий каменистый берег. Выходим. Готовлю обед. Суп из пакетов. Из-за поворота реки появляются эжвинцы. Причаливают к нам. Подходят. Беседуем. Суп вариться. Отказываются от беда. Выясняем, что они уже третий год рыбачат на реке Собь. Раньше сплавлялись от станции Собь,теперь от станции Харп. Три года назад поймали три щуки по 10 кг., каждая. С тех пор мечтаю повторить рекорд. Один из рыбаков уходит бросать большую блесну. Мы беседуем. Ребята рассказывают, что ходили по реке Елец от станции Елец до станции Сейды. Рыбалка на Ельце им понравилась. Проши Елец за 5 дней. Я предлагаю им взять наши продукты — много остается не съеденным. Они отказываются. Выходит с Соби они будут 27 июля. Эжвинцы собираются и уходят. Две связанных лодки течение проносит мимо нас. Машем им рукой.

Старший бросает спиннинг и вдруг подходит с хариусом. Поймал первого в жизни хариуса. И так у нас два небольших хариуса для засолки. Суп получается соленым. Много пачек супа на пол кастрюли воды. Едим. Солнце и облака. Ветер. На часах 16.30. Отходим от берега. Сплав. С левого берега остановились на обед эжвинцы. Машем им. Сплав. С левой стороны видна изба. Солнце прижимается к горизонту. Горы ушли очень далеко к горизонту. Опять с лева видна разваленная изба. На часах 19.00. Пристаем к левому берегу, идем осматривать развалены избы. Холодный ветер. Много травы. Комарье налетает на нас. Отказываемся от идеи остановиться на ночлег рядом с разваленной избой. Друг начал в добавок рассказывать жуткие истории про брошенные избы и приведений. Дети стали меня торопить об отплытии. Вечер настигает нас. Отходим от берега.

Виден крутой поворот. Пологий берег покрытый мхом и одинокими елями. Торчат отдельные камни. Ткнулись в берег. Решаем ночевать здесь. Болотистый берег, но дальше сухо. Мох располагает. Сушняка много. Много вывороченных деревьев. Похоже когда разливается река она здесь бурным потоком сносит деревья, а они потом засыхают. Сильный ветер. Солнце садиться прямо на другой стороне. Готовлю ужи. Спагетти и две банки тушенки. Ели все. Устали. Холодно. Пьем кофе «3 в одном» с большим добавлением сахара. Шоколад. Ветер стихает. Приближается нехороший фронт облаков. Предрекаю завтра возможный дождь. Пока с погодой нам везло. Пустое пространство, мало комаров, съеденный шоколад. Настроение у детей получше. Иду бросать спиннинг. Старший находит на берегу двухлитровую бадью с пивом. Видимо кто-то из рыбаков забыл. Видно, что на этом месте часто бывают рыбка. Оставляем не початое пиво на берегу. Бросанием спиннинга ничего не дало. Дети прячутся в палатках. Солнце село. Пьем кофе с другом. Беседа течет неспешно.

20 июля.

Ночью проснулся от шума ветра. Дождя нет. Уснул. Утром встал и понял, что ветер не просто сильный, а очень сильный. Палатки бедные еле стоят. Обошел все палатки и подтянул веревки. Завтрак. Сбор палаток превратился в шоу. Ветер вырывает из рук палатки. Протряхнуть палатки от мусора не возможно. В 11 отходим от берега. Из травы на нас глядит оставленная бутылка пива. Мои пророчества про дождь не сбылись. Хотя над головой все время весит фронт облаков. Светит солнце. Небо как бы разрезано пополам. Одна часть чистая и солнечная, другая облачная и темная. Ветер встречный и не дает плыть. Жмемся к берегу. 4 часа непрерывной битвы за каждый метр. Обессиленные встаем к правому каменистому берегу. Аня сама разводит костер. Ветер задувает. Разжигаем вместе. Готовлю суп харчо. Получается вкусно. Мимо проходят две лодки эжвинцев, они идут на моторе. Машем рукой. Заканчиваем обед. Со стороны Оби по Соби идет металлическая лодка на моторе. В ней мужчина, женщина и дети. Глушат мотор и пристают. Скорее всего это местные, ханты или манси. Мужчина предлагает нам услуги по вывозу из поселка Катравож, который стоит на устье Соби в Лабытнанги. Я записываю телефон. Может пригодиться. Железная лодка с пассажирами уходит вверх по Соби.

Собираем вещи и отплываем от берега. Ветер бьет прямо в лицо. Борьба с ветром. За час сдвигаемся едва на метров 500. Обессиленные опять выходим на берег. Решаю тянуть лодку на веревке. Друг следует моему примеру. Дети в лодках отталкиваются от берега. Скорость передвижения увеличивается. Кусты мешают идти. Хорошо хоть в броднях можно заходит глубоко. Быстро выбиваюсь из сил, но идти надо. Ветер не утихает. Шум мотора. К нам идет надувная лодка. Один из эжвинцев подходит к нам и бросает веревку: «Вяжите свои лодки. Против ветра идти очень тяжело. Потащу хоть до поворота». Соглашаемся. Дети все садятся в его лодку. Я тоже. Друг садиться в одну из наших лодок, привязанной последней. Потащили. Вижу плывущее одиноко весло. Вывалилось из моей лодки. Кричу. Эжвинец разворачивается и медленно подплывает к веслу. Друг хватает весло с глади воды. Вроде без потерь. Медленно тащимся до поворота. На каменистом берегу вижу остальных эжвинцев. Они видимо остановились на обед и решили нам помочь. Хорошие люди. Отвязываемся. Садимся в лодки. Дальше сами. Гребем. Ветер за поворотом такой же сильный, но чуть с боку дует. Гребем.

Старший вдруг развивает идею, что ветер злиться на нас потому что Матвей ругал ветер. Надо перед ветром извиниться. Матвей извиняется. Ветер стихает. Выходит солнце. Мы гребем изо всех сил до берега острова рассекшего реку на две половины. Ветер усиливается, но мы уже спрятались от него под заросшим ивой островным берегом и идти легче. Солнце согревает. Сплавляемся. Впереди видно, что река делает еще один поворот вправо и распадается на два рукава. Узкая протока с права, с лева более широкий проход.

Принимаю решение идти в левую большую протоку. Идем. Ветер теперь дует в спину. Собь становиться шире. Волны выше. Солнце прячется за тучи. Сильный холодный ветер в спину. Большие волны. Широкая река. Подгребаем к левому берегу. Ветер все время разворачивает лодку. Опасаюсь больших волн, держу лодку прямо. Река сильно разлилась. Тут и там из-под воды видны затопленные кусты. Видимо — это были отмели, заросшие кустами, сейчас это все река. На горизонте появились телефонная и телевизонная вышки. Видимо это уже поселок Катравож, конечная точка нашего сплава. Аня и Друг уходят вперед. Мы отстаем. От сильной гребли и борьбы с волной заболело плечо. Холодная вода и ветер сделали лодку слабее. При очередном маневре выскакивает мое сиденье в лодке. Ругаюсь. Надо бы лодку подкачать. Кое как вставляют сиденье в гнезда. Понимаю, что я опять ошибся, что надо было идти правой, более узкой протокой, там ветра меньше и волны послабее. Вижу рыбацкую лодку на моторе, которая выныривает из протоки с права. Устал. Ветер. Тучи. Вижу как Друг и Аня пристают к правому берегу. Гребем туда. Видно, что река делает поворот на право. Приближается вечер.

Выходим на берег. Всем вдруг захотелось в туалет. Солнце опять начало пригревать. Подкачиваю лодку. На нашем берегу видим большое деревянное здание. Людей нет возле него. Решаем переплыть на берег, где стоит поселок и встать на ночлег не доходя до поселка. Опять садимся в лодки. Оттолкнулись от правого берега, гребем к левом. Плывем мимо здания. Людей нет. Небольшие волны. Пересекаем реку. Крадемся вдоль левого берега. Видны выходящие на берег тропы. Людей не видно. Видим выходящую на берег дорогу. Лодка причаливают к песчаному берегу.

Выходим. Осматриваем берег. Дальше по дороге есть хорошее место где можно поставить палатки. Рядом видно большое озеро. За озером далеко-далеко видны здания поселка Катравож. Здания новые, покрыты яркими цветными крышами. Готовлю. Ставим палатки. Аня расстроена, что мы не доплыли до Катравожа. Гречневая каша с тушенкой хорошо съедается. Солнце село. Звоним по телефонам данным водителем вездехода. По одному телефону отвечает женщина, сообщает, что муж на рыбалке и она ему сообщит о нашем желании попасть в Лабытнанги. Звоним по другому телефону. Человека отвечает, что готов нас отвезти на катере. Выясняем, что здесь время на два часа отличается от Москвы. Договариваемся на 13 часов по местному времени, на 11 часов по Москве. Спорим о цене перевозки. Сходимся на 5 тысячах рублей. Надо готовиться к завтрашней эвакуации. Лодки тащим на берег и сдуваем. Лишь бы не было ночью дождя. Перебираю вещи. Забираю резиновые мешки, их надо посушить и уложить. Больше они не понадобятся.

Дети возятся у костра. Друг пьет чай. Беру спиннинг и хочу идти побросать его в озере. Слышу шум мотора лодки. Кто-то подъехал к лагерю. Возвращаюсь на берег реки. В лодке два человека. Оказывается — это один из тех, кому мы звонили, но он оказался на рыбалке. Жена позвонила ему и он сразу поехал к нам. Местные жители извоз до Лабытнангов считают хорошим доходом и охотно соглашаются. Я объяснил, что уже договорились с другим. Выяснилось, что другой — это брат. Завели беседу. Выяснилось, что большое деревянное здание на правом берегу местные зовут «ледник», что напротив ледника, возле поворота реки есть мансийское кладбище, жаль что мы его не увидели. Это такая площадка высокая, куда кладут покойника, что бы его ели птицы. Ребята занимаются рыбалкой. Катравож рыбацкий поселок и там построили новый рыбзавод. Вижу на носу лодки стоит пластиковый ящик полный крупной рыбы.

- Давайте поменяемся рыбу на тушенку, у нас тушенки осталось.

- Давайте.

- 4 рыбки, а мы вам всю оставшуюся тушенку

- Идет

- Тащу тущенку. Выясняется, что осталось 7 банок. Рыбаки берут тушенку. Предлагаю остатки риса, остатки гречи и макарон. Рыбаки все берут и начинают с лодки сбрасывать мне рыбу. Вместо 4 штук на берег набросали 15 больших рыбин. Это Щокур, местный деликатес. Я счастлив. С рыбой поеду домой. Рыбак жалуется, что одну рыбу поклевали птицы в сети. Рыба большая, но рыбак с сожалением ее выкидывает на берег отдельно от моей кучи.

Лодка отваливает. Я беру нож и начинаю потрошить рыбу и солить ее. Забиваю полный пакет. Смотрю на поклеванную чайкой рыбу. Уж больно большая, да и чайка поклевала ее только возле головы немного. Жаль бросать. Потрошу и мою поклеванную рыбу, отрезаю порванную часть и тоже засаливаю. Что для местных рыбаков несъедобное, для меня жителя города — самый смак. Все забиваются по палаткам. Я все же идут на зеро. Видно, что на озере много рыбачат. Мне не удается поймать ничего. Валюсь спать.

21 июля.

Светил солнце. Рано встаю. Надо собираться. Готовить завтрак. Дождя нет — все удастся просушить. Вытаскиваю свои вещи сушу их на солнце. Тоже делаю и с лодками. На солнце, на солнце. Все должно быть сухим. Снимаю свою палатку. На солнце ее. Варю рис. Тушенку у нас уже нет. Так что с остатками сгущенки пойдет. Беру две рыбины и решаю их запечь на бересте. Нахожу на берегу березу, деру два куса коры, кладу на них рыбу. Все это почти в костер. Все поднимаются. Сушим вещи. Упаковываемся. Едим. Рыба подгорает слегка. Сам укладывают рыбу в тарелку. Ем между делом. Вкусно. Рыба очень вкусная. Но у меня како-то упадок сил. Прямо всем нутром чувствую. Вроде все заканчивается, должен быть подъем, а упадок. Может вчера эта непрерывная гребля против ветра, а потом гребля что бы удержать лодку на волне. Да и очень холодный был ветер пронизывающий. Упадок сил.

В 10.40 подходит лодка. Эта железный катер без палубы, с ветровым стеклом. Ходил я на таких. Скорость хорошая. Тем кто под стеклом хорошо, а вот тем, кто сзади — очень плохо. Надеваем жилеты. Водитель говорит, что за этим сейчас следят сильно. Грузим лодку. Отошли от берега. Светит солнце. Ветер. Проходим Катравож. Оживленный поселок. Много судов. Много домов. Дети сидят впереди под стеклом, я, Друг и Старший сидим сзади. Вышли в Обь. Холод пронизываем меня. Пока таскал вещи вспотел, а свитер не надел. Стягиваю свитер пояса и перетаскиваю его на плечи. Вяжу рукава на груди. Теплее не становиться. Долго плывем. Слева появляется Салехард. Огромный Мамонт на берегу. Заходим в протоки налево. Там ветер слабее. Еще протока, еще. Вот виден Лабытнанги. Прошло меньше полутора часов. Ткнулись в берег. Рядом возвышается железнодорожный вокзал. Друг с Аней договариваются с лодочником, что он забросит в Салехард. Им лететь от туда в Москву. Мы прощаемся. Светит солнце. Достаю пакет с не сожженными банками из-под тушенки. Ищу мусорку. Нахожу.

На такси добираемся до вокзала, хотя можно добраться пешком, но у меня нет сил. Слабость все сильнее долбит меня. Едим в кафе. Дети с удовольствием едят мороженное. Старший остается в вокзале, мы с Матвеем идем в Лабытнанги. Начинается дождь. Лабытнаги выглядит как-то уж больно убогим, хотя стоят новые красивые многоквартирные дома. Все равно чувство убогости меня не оставляет. Хотя это может быть из-за моего состояния слабости. Возвращаемся в вокзал.

Вечером приходит поезд. Проводники за 500 рублей впускают нас в вагон переночевать. С нами вместе проситься старик и молодой парень, они тоже сплавлялись по Соби. Вдруг выясняю, что эти те самые двое туристов, которые сошли вместе с нами на станции Собь. Только в отличии от нас они сплавились от Соби до Харпа, а с Харпа на такси доехали до Лабытнангов. Интересно. Чувствую как меня поднимается температура. Достаю из рюкзака маленькую пластиковую бутылочку с 200 граммами водки. НЗ. Выпиваю 100 грамм. Дети уложены спать. Я сам проваливаюсь в сон. Утром в поезд садятся пассажиры. Мы поехали. Утром следующего дня будет Микунь, а потом Сыктывкар.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments