Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Косью. 16-17 августа 2016.

16 августа. 13 день.

3 часа ночи. Светло. Кричу что бы люди вставали. Собираемся. Завтракаем. Семен выдает мне рацию. Он забирает ее у Оли. Теперь мы можем переговариваться в лодках друг с другом.

Сплав. Все наши пассажиры впервые сплавляются с нами. Впереди перекаты. Все еще Медвежий порог продолжается. Мелко. Высаживаем всех. Сплавляемся. Сильные перекаты. Выходим на берег. Тащим лодки. Опасно стало. Опять в лодки. Олег, Сеня, Аня и Оля по берегу идут. Я, Григорий и Семен сплавляемся. Гребу.

Перекат за перекатом. Жуть. Проскакиваю. По рации подсказываю где прошел идущим сзади.

Впереди резкий поворот, вода бьет в стену. Проскакиваю. Встаю на плесе. Вижу Григория. Проскакивает. Вижу Семена — проскакивает. Отлично. Встаем в плесе ждем остальных.

Появляется Сеня на правом берегу, хотя мы их оставили на левом. На вопрос как он попал на правый — молчит. Идет Олег по левому берегу. Солнце. Тепло. Сеня садятся в лодку. Переправляюсь и подбираю Олега. Я плыву дальше. Семен и Григорий ждут своих пассажиров.

Гребем, гребем, гребем. Плесы. Перекаты довольно глубоки. Иногда только вылезаем и тащим. В основном гребем.

Григорий с Аней догоняет. Каменная отмель с левого берега. Остановка. Вылезаем. Лодка быстро набирается водой. Дыр, похоже, все больше. Видимо протаскивания на камнях сказалось на днище. Поднимает лодки. На солнце хорошо видны протертости, их очень много, дыра на дыре. Начинаю клеить дно.

Готовлю обед. Сахара уже почти нет. Осталось немного тушенки и много круп. Подходит Семен с Олей. Обсуждаем наше положение. Семен предлагает не напрягаться и справляться в удовольствие. Им хорошо, у них билеты не куплены на поезд, у нас пропадут билеты, но Ольге надо на работу. Я настаиваю что надо гнать. Ставлю вопрос в виде ультиматума. Оля настаивает и Семен соглашается гнать.

Договариваемся, что надо добраться до реки Нидысей, где есть приют Национального парка "Югыд-Ва", где могут вызвать лодки. Это наше спасение. Туристы сказали, что приют не на Косью, а надо подняться по Нидысею 5 км и там будет избушка. Там живет "злой старик", он может помочь.


Отходим от берега. Гребем. Гребем. Гребем. Вечереет. Видим разбитую деревянную лодку. Вижу большую впадающую реку. Это Нидысей. Гребем к правому берегу. Пристаем. Я прошу Олега и Сеню разжечь костер и ждать остальных. Они остаются.

Я иду вдоль Нидысея. Река большая и шумная. Сумерки. Берег разный. То болото, то камни, то обрывы. Иду. Комаров нет. Много грибов. Сумерки сгущаются. Через час понимаю, что дома нет. Я прошел явно 5 км. Начинаю возвращаться. Сумерки все сильнее. Иду. Иду. Иду. Холодает. Подхожу к берегу Косью. Все уже пристали. Оказывается на некоторых перекатах ребятам не повезло. Григория затащило под лодку. Весь сырой.

Обсуждаем отсутствие дома. Семен уверен, что я не дошел. Готовлю еду. Сахар кончился. Хочется сладкого. Есть еще пока шоколад. Ставим палатки. Обсуждение продолжается. Последняя надежда завтра дойти до какой-то избы, про которую говорили туристы, что там есть лодки. Там можно нанят лодку и тогда нас довезут. Изба какого-то Марка. Но это только завтра. Спать.


14 день. 17 августа.

Просыпаюсь. 3 часа. Собираемся. Завтракаем. Пасмурно. Ночью шел дождь. Начинаем сплав. Опять перекаты. Пройти можно. Ломаю одну лопасть байдарочного весла о камни. Второе весло целое. Грести сложнее. В нашей лодке вообще-то три весла. У Олега и у Сени по веслу и у меня байдарочное. Очень много плесов. Поднялся встречный ветер. Скорость замедляется. Гребем. Гребем. Берег. Табличка. Пристаем. Выходим. Поднимаемся. За кустами вижу скамейку и стол. Читаю табличку "Берегите лес от пожара".

Тропа уходит в лес. Видны домики. Неужели же мы доплыли? А где лодки? Идем к домикам. Еще одна табличка. Читаю. "Набережная реки Фонтанка". Шутники. Табличка основательная. Не трудно было ее тащить.

Несколько домиков. Все заброшено. Надо плыть дальше. Время, время, время. По рации общаюсь с Григорием. Он опять кого-то встретил. Ему подтвердили, что на есть изба с лодками ниже. Надо постараться доплыть до этой избы.


На воду становимся. Опять гребем. Опят встречный ветер. Как он задолбал. Машем веслами.

Опять видна табличка на берегу. Гребем к берегу. На нем вижу стол и скамейку, большой плакат Национального парка "Югыд-Ва". Вышли. Ждем. Подошел Григорий и Аня. Подошел Семен и Ольга. Не обедаем. Едим шоколад. Надо плыть дальше, мало времени. Обсуждаем. Расстелили карту на столе. Если дальше будет изба с лодками есть возможность попасть на железнодорожный вокзал до отхода поезда.

Предлагаю Семену взять у нас одно весло, у них же одно весло утонуло. А нам хватит и двух весел. Почему мне это не приходило в голову раньше? Гребем. Гребем. Гребем. Плесы. Встречный ветер. Много Плесов.

17.00 вижу таблички на правом берегу. «Река Косью». С лева видно, что впадает большая река. Это река Вангыр. Семен говорил, что где-то здесь может быть приют. На карте была отметка.

Идем чуть дальше устья Вангыра. С права видны новые избы. Выходим. Это приют Национального парка "Югыд-Ва". Людей нет. Ждем.

Подходит Григорий с Аней. Обсуждаем ситуацию. До поезда осталось 6 часов, через 3 часа будет темно. Но по карте приют должен быть с левой стороны реки. Надо искать, может там есть люди и лодки с моторами.


Залезаю в свою лодку и переплываю на другую сторону Косью. Тащу лодку вверх по течению. Затаскиваю ее в реку Вангыр. Гребу через Вангыр на стрелку Вангыра и Косью. Оставляю лодку на перекате, для крепости втаскиваю ее на камни. Иду по берегу вверх по Вангыру, вижу за деревьями старые дома. Они полуразрушены. Вижу таблички. Точно это Вангыр. Никого нет. Похоже это был старый приют Национального парка.



Гребу назад по течению в действующий приют. Выхожу на берег. Захожу в избу. Ребята затопили печку. Хочется чаю. Чайник закипает. Так как еда у Семена в лодке, а его лодка еще не дошла до приюта, то ищем еду и находим оставленные кем-то пакеты с гречневой кашей. На столе лежит тетрадь в ней записи проходивших туристов. Последняя запись вчерашняя. Готовим. Едим. Подплывает Семен с Олей. Кормим их. В избе находим сахар. Чай с сахаром — это хорошо. Обсуждаем. Понимаем, что опоздали на поезд. Олег уговаривает меня все же плыть до железной дороги. Может быть успеем. Сеня согласен. Приняли решение делать так, что мы с Олегом и с Сеней сплавляемся до станции или до избы с лодками. Находим лодочников и возвращаемся, хоть ночью. Может быть так успеем до отхода поезда. Григорий дает нам шоколадки. Грести мы хотим всю ночь. Сумерки спускаются. Оставшиеся решили ночевать в избе. Выливаем из лодки воду. После наложения заплаток вода все равно поступает, слишком много дыр. Перекладываем вещи. Появилась мошка. До этого ни одного комара. Мошки, правда, мало. 18.30 отталкиваемся от берега. Гребем. Плесы. Плесов очень много.





Ночь опускается. Перестаем видеть берега. Течение иногда убыстряется. Не успеваю вовремя реагировать. Течение понесло.
Впереди огромная коряга на отмели. Успеваем с ребятами выскочить. Держим лодку, что бы не порвать о корягу. Выталкиваем на течение. Ночью плыть опасно. Река расходится на рукава. Нас понесло в рукав. Резкое сужение. Со всех сторон коряги. Глубина, похоже, хорошая. Порвем лодку может утянуть в омуты. Плохо видно. Гребем. Ребята молодцы четко следуют моим командам. Уворачиваемся от коряг. Гребем.

Резко из темноты выскакивают деревья низко висящие над водой. Пригибаемся. Жуть. Один удар, не успели бы пригнуться и кто-то полетел бы в воду. Фантазия у меня бурная. Начинаю откровенно бояться. Опять плесы. Гребем. Если еще раз так нас на коряги кинет, может остаться без лодки или того хуже потонуть. Слышим звуки поезда. Значит железная дорога не далеко. Гребем. Полностью темно. Понимаю, что ребята засыпают.

- Может встанем к берегу поспим пару часов?
- ...
- Встанем, или дальше плывем?
- Давай встанем.

Гребу к левому берегу. С облегчением вздыхаю. Вылезаем. Ставим платки. Только легли. Тишина. Оле и Семен спят. Замаялись. 22.00. Поезд через час. Явно не успеваем. Все сплю.

Косью. 9-10 августа 2016.

6 день. 9 августа.
В 5 утра слышу разговоры Олега и Сени. Выхожу. Олег и Сеня поворачивают палатку что бы ветер не лупил сбоку. Идет дождь. Я помогаю, но сильно ругаюсь. Не верю что будет лучше. Прячусь в палатку. Просыпаюсь. 6 утра. Дождь кончился. Ветер гнет палатки.
Урал 2016 262-1.jpg
Солнце. Сильный ветер. Бедные полатки то согнутся, то распрямятся. Танец. Ветер ломает палатки, а они стоят. Выкладываю на камни сырые вещи. Солнце сушит. Григорий и Семен тоже все выкладывают на сушку. Завтракаем.

Путь на Народную.

В 10.00 идем влево от озера для подъема на Народную. Заходим в ущелье. Камни. Выходим на ледник. Снег покрыт красным излетом. Поднимаемся. Снег скользит. Ледник кончается.

Идем по камням. Шумит ручей. Опять ледник. Опускается туман. Нам обгоняют немцы. Здоровается их проводник.
- Вы Сажин.
- Да
- Я вас помню, вы по Кажиму спускались несколько лет назад.
- Да, было.
Он сопровождает немцев. Один из немцев в шортах. Смешной. Туман и холодный ветер. Идем.

Выходим на плато. Нас догоняют московские школьники. Где-то 15 человек. С ними идем в тумане. Семен говорит с их руководителем. Они не знают тропы.

Семен просит идти за нами. Предостерегает, что бы не шли влево, там обрыв. Семен говорит что бы искали туры (камни положенные друг на друга). В тумане видны туры. Идет от тура к туру.

Семен рассказывает, что в интернете туристы договорились покрасить туры на Народной. Видим красный тур. Покрасили все же. Молодцы. За ним следующий крашенный тур. Возле одного тура лежит пустой баллончик из-под краски. Решили на обратном пути взять и вынести с горы. Мусор.

Вереницей идет по плато. Камни, камни, камни. Идти трудно. Скачем, перелезаем. Школьники за нами. Туман рвется. Видны горные долины. Туман наползает. Туман рвется. Видим Народную. Распогодилось. Туман ушел. Москвичи обогнали нас. Ушли вперед.

Идем по тропе от тура к туру. Спустился к леднику. Воду выпили, бутылки пустые. Хочу набрать воды. Ледник не дает. Много мусора. Вода где-то глубоко. Не набрал.

Дошли до перевала с крестом. Это граница Азии и Европы. Садимся рядом. У нас один рюкзак, там куртки и плащи, там еда. Несем по переменке. Едим шоколад, колбасу, орехи и сухофрукты. Ветер. Холодно.

Видны горы кругом. Видно озеро Голубое от которого поднимается туман. Солнце. С Народной спускаются немцы. Голоногий идет смело. Холодно. Немцы улыбаются. Довольны. Проводник тоже доволен.

Мимо идет еще одна группа туристов, которые поднялись раньше нас. Они ушли из лагеря в 8 утра. Начинаем последний подъем. Камни. Туров много. Опять видим пустые баллончики. Остановка. Передых. Семен и Оля остались внизу. По рации Семен говорит, что Оля не сможет подняться.

Гора Народная

С горы спускаются два парня. Один с баллончиком в руке. Беседуем. Оказывается это инструктора по туризму из Перми, которые красили туры. Они все баллончики с краской подняли. Говорят, что на обратном пути соберут все баллончики. Парни уходят вниз.

Долина Манарги

Мы поднимаемся. Нас нагоняет один из двух инструкторов. Говорит, что оставил на вершине нож. Просит если найдем принести к Бублику. Торопит нас. Мол скоро вершину накроет туча с дождем.

Доходим до вершины. Инструктор ищет нож. Ножа нет. Расстроен. Мы фотографируемся. Инструктор нас фотографирует. Подгоняет. Скоро дождь. Смотрим по сторонам. Красота. Ущелья. Скалы. Ледники.

Я достаю футболку с МХГ и фотографируюсь с ней. Все фотографировать не можем, сел сотовый телефон. Спускаемся.

Наплывает облако. Олег пошел напрямую, а не по тропе к кресту, где нас ждет Семен и Ольга с рюкзаком и вещами. Я иду за Олегом. Григорий, Аня и Сеня идут к кресту. Пошел дождь. Я в плаще. Олег без плаща. Ветер. Скачем по камням. Опасно. Скользко. Обходим ледник на котором я пытался набрать воду. Выходим на тропу. Дождь льет ужасно. Не могу понять Семен и Григорий нас обогнали или нет. Говорю по рации. Выясняю что вроде нет не обогнали. Решили ждать их на тропе.

Дождь усиливается. Олег без плаща. Мокрый. Подходят пермяки. Показывают нам небольшой камень, где можно спрятаться от дождя. Олег прячется туда. Я стою и жду остальных. Ливень. Ждем. Я начинаю сомневаться не прошли ли наши ребята мимо нас. В дожде появляются ребята - Григорий, Аня и Сеня. Я рад. Подходят. Выясняется, что Сеня тоже не знает, где его плащ. Я достают из рюкзака их плащи. Спускаемся.

В сапогах хлюпает. Оля и Семен отстали. Идем. Оля и Семен догоняют. Оля идет плохо. Оля и Семен опять отстают. Выходим на плато. Вдалеке видны школьники. Они тоже спускаются. Дождь. Школьники скрываются за камнями. Я теряю их из виду. Идем. Выходим к обрыву и к Голубому озеру. Высота большая. Голубое озеро очень очень далеко внизу. Я промахнулся. Хорошо хоть нет тумана. Школьники ушли влево. Идем резко влево, от обрыва. Камни и болото. Сыро. Ручьи и лужи. Оля и Семен отстали еще больше. Мы их не видим. Переговариваемся по рации. Решили довести ребят до лагеря и потом вернуться к Оле с Семеном.

Путь по которому пошел Олег с Народной

Я тороплюсь. Боюсь, что ребята промокли. Выходим на ледник. Спускаемся. Знакомые места. Дождь прекращается. Солнце. Идем по леднику. Шумит ручей под ледником. На леднике вижу как школьники спускаются. Они шли с палками. Теперь они этими палками тормозят о снег. Мы спускаемся вслед за ними без палок и сильно скользим. Я еду на попе. Остановился. Снял бродни. Ребята ушли вниз. Я выжимаю стельки и носки. Они в белой пене. Странно. Натягиваю все сырое. Болит пятка. Сильно болит. Хромаю. Не могу догнать наших. Семена и Оли тоже не видно. Отстали сильно. Поворачиваю за скалу. Виден Бублик. Вдалеке идут наши ребята, до палаток им недалеко. Болит нога. Захожу в лагерь.

Вид на Народную

Родные палатки. Кричу что бы Олег и Сеня надевали сухую одежду и лезли в спальник, а все сырое выкинули бы наружу. Ветер. Солнце. Раскладываю сырые вещи на солнце. Я начинаю готовить еду. У меня не осталось сухой одежды. Натягиваю сырую тельняшку на себя. Высохнет на теле. Газовая горелка. Варю макароны с тушенкой. По рации связываюсь с Семеном. Семен говорит, что дойдет с Олей сам. Опрокидываю котелок. Ругаюсь. Никто не видел. Возвращаю макароны в котелок. Довариваю. Боюсь скоро кончится газ. Дров нет.

Вижу как подходят к лагерю Оля и Семен. Зову всех ужинать. Едим и расходимся по палаткам. Устал. Слышу как Семен уходит к москвичам. Из разговоров понимаю, что ему подарили газ, три не полных баллона, но для нас это очень хорошо. Ура, у нас на завтра есть газ. Это на долго хватит. Москвичи кричат что Семен может взять кипяток. Все на мне сырое. Спальник тоже сырой. В палатке вода от дождей. Ветер не стихает. Палатка гнется. Слышу что Олег и Сеня в палатке смеются. Это хороший знак. Значит сухие и не болеют.

Камни

Слышу что Семен предлагает всем нашим попить чаю из кипятка москвичей. Слышу Аня соглашается пить чай. Я по рации прошу Семен угостить меня спиртом. Мне холодно от сырости. Боюсь заболеть. Семен подходит к палатке. Я открываю. Рука с кружкой спирта. 150 грамм. Чокаемся. Пьем. Я внутри, Семен с наружу. Ох и гадость. Ветер. Меня охватывает жар. Проваливаюсь в сон. 3.00. Просыпаюсь от холода. Стучу зубами. Ветер очень сильный. Холодно. Вылезаю из сырого спальники и залезаю в большой полиэтиленовый пакет и опять в спальник. Потеплело. И что я не сделал так сразу. Проваливаюсь в сон.

7 день. 10 августа.

8.00. Смотрю на часы. Встаю. Ветер. Солнца нет. Все что оставил на камнях и забыл забрать сырое, хоть выжимай. Ругаю себя. Собираю сырые вещи. Выходит Семен. Обсуждаем. Ситуацию. Надо собираться на перевал Кар-Кар. Время не ждет. Семен предлагает две палки с которыми мы пришли, поставить в камни и растянут веревку между ними. Вещи на веревку. Ветер высушит. Делаем. Палки падают. Веревка отваливает. Установили. Ветер сильный скидывает вещи.

Варю завтрак. Все выходят. Едим гречневую кашу с тушенкой. Пьем чай. Собираемся. Палатки собираем. Вещи пакуем. Наша сушилка сработала. Вещи подсохли. Уже лучше. Олег встал в 10.00. Поели.

Палатки с берега постепенно исчезают. Кто-то уходит к Балбанью. Кто-то на перевал Кар-Кар. Бублик пустеет. Московские школьники уходят на Кар-Кар. Разбираем палатки. Видим сломанные каркасы палаток. Ремонтируем. Клей, скотч, бичевка. Единственная палатка где не сломан каркас — моя платка.

Все собрали к 13.00. Вышли. Оставляю чехол с лодкой на камнях, заберу во второй заход. Обгоняю всех. Камни, камни, камни. По дороге попадаются два туриста. Они идут от перевала Кар-Кар, не заходя на озеро, в сторону ледника Балбан. У них в руках навигатор.

Я поднимаюсь на Кар-Кар. Меня догоняет Олег и Сеня. Оставляю рюкзак. Спускаюсь за лодкой. Встречаю всех наших. Подъем тяжелый. К 14.30 подтаскиваю лодки. Все на перевале. Вышло солнце.

С перевала вид на долину реки Манараги. Красота. Внизу плато и озера. Сзади виде Бублик как на ладони. Красиво. Солнце выглянуло. Видна платка ребят из Екатеринбурга за камнями. Там парень и девушка. Едим шоколад. Смотрим на красоту.

На этом берегу у нас был лагерь. Вид с перевала Кар-Кар.

Начали спуск. Видны 4 озера на плато. Спуск заканчиваем у озера. Оставляю рюкзак и за лодкой опять на перевал. Повторный спуск.

Пошли по плато с озерами. По камням скачем. Огромные глыбы. Видны туры. Туры ведут влево. Идем. Семен просит остановится. Возвращаюсь за лодкой. Едим сало. Семен уходит посмотреть где спуск с плато к реке Манарага. Семен возвращается и говорит что надо идти влево. Туры уходят в право. Ругаемся, но идем за Семеном.

Спуск опять крутой. Тяжело. Опять поднимаюсь на плато за лодкой. Оля боится идти по камням. Семен тоже стал ходить в два захода. Свой рюкзак и рюкзак Олин. Без рюкзака Оля идет легче. Григорий помогает то мне, то Семену.



Остановились возле трех озер в 19.00. Темнеет. Семен и Григорий ушли в разведку. Нам еще с озер надо спустится к реке. Явно не сегодня.

Ставим палатки. Видна долина реки Манараги. Видна гора Победа, она такая изогнутая на фоне неба.

У озера уже есть кусты и сухие ветки. Развожу костер. Готовлю еду. Рис с тушенкой. Едим в темноте. Пережигаю в костре все банки из-под тушенки. Все расходятся по палаткам. Сижу возле своей палатки. Ветер не сильный. Тепло. Сидеть приятно. Горит костер. Летят искры. Жгу дрова. Ложусь спать.

Многоцветие режущее глаз

Попробую нарисовать СССР, как черно-белую картинку, где ясно где белый цвет, где черный цвет и именно это является самой важной ценностью, но именно это начинает раздражать. В глазах рябит.

Картинку взял здесь.

Потом возникает разноцветие, постепенно шаг за шагом, разноцветие наполняет мир России. Черно-белый СССР сменяет разноцветная Россия, многоцветная, яркоцветная. Каждый цвет кричит, каждый цвет назойливо лезет, раздражает. Раздражене все усиливается и усиливается. Сначала разноцветие радует, но чем дальше от мнохромности, тем разноцветие становится все более и боле невыносимым. Каждый цвет считает себя основным, каждый цвет считает, что именно он в гамме играет ведущую роль, а все остальное лишь вариант оттенков. Каждый претендует на то, что бы вобрать в себя все цвета и быть белым, как концентратом всего многоцветия. При этом те цвета, которые так же пытаются придать свой оттенок окружающему объявляются частью черного. Многоцветие начинает все более и более сводиться к двуцветию. Двуцвети объявляется смысыслом, хотя это всего лишь испуганная реакция на многоцветие. Когда тень страха объявляется смыслом - это как условие кратковременности.

Мы строим мир не ради чего-то, ради чего - это всего лишь звуки фанфар, некий крик. Мы строим мир сегодня потому что испугались и испуг настолько сильный, что он предстает перед нами как вечность, испуг затмевает все и в том числе способность мечтать. Мы мечтаем лишь об избавлении от страха перед яркостью на фоне монохромного. Мы похоже на жителей пещер, которые вышли из темноты на свет, а те, кто жил все это время на свету и привык к многоцветию, смеются над нашим прищуром, над нашими руками прикрывающими глаза, над нашими опущенными головами прячущими глаза. Нам больно от нестерпимости разного. Монохромная пещера манит своим успокоением. А они смеются над нашей привычкой к темноте, над нашими глазами привыкшими к темноте. Они смеются над нашими ужимками, а нам еще больнее, потому что мы думаем, что они смеются над нами. Они не понимают почему пещера так манит нас. Наши дети родившиеся при входе в пещеру и уже ощутившие многоцветие уважительно пятятся за нами в пещеру назад, но не понимают нас.

Нам стыдно таким сильным и умным, что мы ничего не можем сделать со своим страхом перед многоцветием. Нам стыдно и мы ищем оправдание нашему стыду и страху, мы придумываем разные истории, что бы спасти свою веру в себя сильного и умного.

Привыкнуть к многоцветию, режущему глаз. Другого пути нет.

Дневники Полярного Урала.

13 июля
В 19.00 едем в Микунь на микроавтобусе. Платим 2400 за дорогу. Водителя представляется - Насредин. Подъехали вовремя. Лезем в поезд. Вагоны прицеплены в обратном счете. Бежим вдоль всего состава. Забиваемся в первое купе. Я отдельно в соседнем купе. Проводники студенты. Тронулись. Вагон полупустой. Ночью шум. Выхожу в коридор. Дети спят. Проводники смеются. Пассажирка напилась и обблевала пустое купе. Студенты моют купе и смеются.

14 июля.
Светает. Остановка. Выхожу. Ищу батарейки - не купил. Батареек не нахожу. Засыпаю. В 7 утра слышу, что проснулись дети. Выходим из вагона в Инте. Батареек опять нет. Пассажиры покупают еду на станции. Возвращаемся в купе. Поезд пошел дальше.

В окне виден Полярный Урал. Солнце. Дождь. Солнце. Останавливаемся на станции "Елец". Покупаю младшему сыну жвачку. Старший спит. Скоро наша станция. Опять поезд пошел. Начинаем таскать вещи в тамбур. Студент-проводник пугливо озирается по сторонам, не знает где станция "Собь" будет. Успокаиваю, станция с лева. Лязг останавливающегося поезда. Дождя нет. Солнце. Выскакиваем из поезда. Вещи горой. Видно, что из последнего вагона тоже вышли два туриста. Поезд уходит. Налетает мошка. Старший и Друг идут к берегу реки искать тропу. Я с детьми таскаю вещи через железку за насыпь. Оба возвращаются - указывают тропу. Хватаем вещи. Тяжело. Идем. Мошки очень много. Натягиваем антимоскитные сетки. Берег. Старший и Друг уходят за оставшимися вещами. Я достаю лодки. У Ани истерика. Мошка достает. Достаем резиновые мешки и лодки. Переобуваемся в сапоги. Налетает ветер. Мошка прячется. Снимаем сетки. Хорошо. Солнце уходит. Накрапывает дождик. Лодки надуты. Рюкзаки пихаем в резиновые мешки.

Отходим от берега. На часах 16.00. Мелкий дождь. Ветерок. Подвесной мост и станция "Собь" удаляются от нас. Река понесла. Друг и Аня уходят вперед. Старший и Матвей ругаются. Братья - им положено ругаться. Создаем алгоритм общей гребли. Старший по команде - "раз". Матвей по команде - "два". Я впереди, они оба ссади. Лодка новая, рассчитана на трех человек. Идем быстрины. Ветер в спину. Удачно. Несет хорошо. Вижу знакомое место. Кричу что бы все гребли к берегу. Обе лодки тыкаются в берег. Я ошибся - место не то, что я думал. Опять отходим. Поворот. Вот залив. Вот то место с хорошим кострищем и с каркасом под походную баню. Людей нет. Удача. Разгружаем лодки. Таскаем на крутой берег. На часах 19 часов с небольшим. Сильный ветер. Комаров мало. Ставим палатки. За поляной шумит ручей и выходит к берегу. Мошки нет. Чуть в лес, ветер стих, комары налетают. Ужин по требованию Матвея - пол пачки гречневой крупы и 2 банки тушенки. Сильный ветер. Едим. Три палатки. Одна для Друга с дочкой. Вторая для Старшего с Матвеем. Я отдельно. Палатка без тента, но с маленьким покрывалком на пике крыши палатки. Интересная конструкция. Выдержит ли она дождь?

Солнце уходит за горы. Красиво. Тепло. Ветер не стихает. В 21 укладываемся спать. Дети дозвонились до мамы. Сотовая связь берет. Теле 2. На другой стороне реки шумит проходящий поезд. Дети ноют - хотят домой. Я возмущен - уже домой, не рано ли?

Collapse )

Озеро Тургояк, остров Вера - часть 1

Был три дня в Челябинске. По просьбе местного Омубдсмена прочел лекцию в Университете и принял участие в конференции. Так же удалось съездить в город Миасс и на озеро Тургояк. Где, в свою очередь, удалось посетить довольно необычный остров Вера. Так как на этом острове были обнаружены редчайшие археологические артефакты, то может быть в ближайшем будущем остров будет закрыт.

Ниже фото отчет.
2014-05-28-930
Пол Ленина на берегу озера.

2014-05-28-934
Озеро Тургояк
Collapse )

Таргим

Когда был в Ингушетии, в последний день меня пригласившие повезли на башни. Долгая дорога в горах, несколько постов по пути, а потом пограничный пост. Если въезжаешь, то тебя должны зарегистрировать. Российские солдатики в полном обмундировании. Очень вежливы.
Башни стоят в нескольких метрах от поста. Это башенный комплекс в ауле Таргим. Так как я спешил на самолет, то меня завезли буквально на 30 минут к башням.
020920139911
Слушал сопровождавшего меня человека по имени Ибрагим, глядел по сторонам и вдруг на секунду понял, что пройдет 500 лет, меня уже забудут, а эти башни будут стоять и люби будут ходить и смотреть, смотреть и подчиняться той великой воле, которая двигала этими людьми строившими в крутом ущелье такие велики 30 метровые башни.  Ибрагим рассказала, что башню одна семья должна была возвести за год, если не успевали, то разбирали и строили заново. Боевые башни и высокие жилые башни и тут же склепы. Родится, защитить очаг и умереть.
Когда возвращались к пограничному посту, то Ибрагим сожалел, что не удается проехать (дорогу размыло) до Вовнушек. Это такое место, почти на самой границе где стоят несколько башен на отвесной скале. Как их построили, как человеческий дух смог победить природу гор... А ведь смог!
Вовнушки_1910_год
Вот фотография 1910 года. Вовнушки. Большевиков пережили башни и всех нас переживут. И стоят эти башни уже 1000 лет. К стати за Вовнушки можно было проголосовать на конкурсе "Россия 10". 

Дневник путешествия по реке Щугор (Северный Урал) июль 2013 года (часть 4)

29 июля.

Завтрак - вермишель с цыпленком. Утром вышли где-то в 9.30. Видны скалы Пристань-Шор и сам ручей. Небольшой. Плывем. Видно устье Малого Патока. Останавливаемся. Пьем воду. Набираем бутылки. Отходим. Плывем. Слышен вертолет. Вертолет проходит над нами. Мы ему машем. Идем дальше.

Видим медведя на галечнике перед крутым песчаным берегом. Первым его заметил Семен. Небольшой медведь. Идет по берегу. Что-то ищет на берегу. Воду загребает. Мы кричим. Медведь не слышит. Ветер на нас дует. Река несет нас на медведя. Мы кричим. Медведь заметил. Вглядывается в нашу сторону. Метров 300 остается до медведя. Медведь жмуриться и вглядывается. Вдруг понимает, что мы туристы и напуганный бежит на крутой берег. Добегает до середины. Опять останавливается и вглядывается. Потом опять бежит и скрывается в лесу.

Хорошо идем. Мешает встречный ветер. Идем на север. Встаем обедать на стояке «Рублевой». Дом и место для костра. В доме хорошая библиотека: Пикуль, Богомолов, Арбатов, много «Роман-газет» и несколько «Подвигов». Обедаем гороховым супом.
2013-07-23-4208

Отвалили. Перекаты. Плесы. Перекаты. Плесы. Стало холодно. Светит солнце. Ветер северный. Подходим к крутым берегам — это начало Верхних Ворот. Холодный ветер. Появились северные тучи. Олег замерз. Останавливаемся. Одеваю Олега в кофту. Идем. Отрываемся от Г. и Семена. Впереди видим большие скалы на правом берегу. Это Верхние ворота. Идем к ним. На берегу маленькая таблица. Подходим. Надпись «Водопады». На другом берегу, напротив Ворот место стоянки, оно занято. Люди делают баню на берегу из камня и жердей и полиэтилена. По берегу ходит девушка с купальнике. Я решаю ставить лагерь возле скал, что бы не мешать людям через реку.

Встали. Отдаю Семену водолазку, он замерз. После того как согрелся Семен возвращает мне водолазку. Люди с того берега кричат и зовут нас есть жаренного хариуса. Мы отказались. Готовлю макароны. Едим. Как стемнело на том берегу раздаются взрывы петард и выстрелы. Ложимся спать в 22.30.

30 июля.

Встал в 5.00. Пасмурно. Холодно. Все спят. Приготовил гречку. Пошел на водопад. Очень крутой подъем вверх. Тропа уводит на скалы. Вид красивый. Виден лагерь на другой Потом слышен водопад. Ухожу в глубь леса по тропе. Там в провале глубокое озеро и в него падает большой водопад, судя по надписи на табличке рядом с водопадом - 15 метров. Виден водопад сверху. Очень красиво. Водопад в две ступени. Пошел назад.
2013-07-24-4244

Пошел дождь. Не поднимаю друзей. Дождь стихает. Встают Олег и Семен. Едят. Г. встает и не ест. Идут на водопад. Я убираю в своей палатке и иду за ребятами на водопад. Встречаемся на водопаде. Трава вся сырая от дождя. Мне было легче идти, у меня трава была сухая.

- Там еще один водопад есть — говорит Олег
-
Красивый?
-
Нет, меньше чем этот.
-
Возвращаемся?
-
Да

Я не решаюсь идти на второй водопад, что бы не портить впечатление о первом водопаде. Возвращаемся на берег. После дождя спускаться со скал тяжело. Скользко. Входим в лагерь. Г. ест. Ребята собираются.

Оживляются люди и на другой стороне реки. Собирают лодки. Их трое. Двое взрослых (один из них старичок с бородой) и девочка подросток. Тот, который с бородой, стал с другого сторона реки говорить с нами. Оказывается они плывут уже 13 дней. Еще одни взрослый - мужчин из Владикавказа. Второй, который с бородой, с дочкой из Минска. У них лодка надувная и надувная байдарка. Они собираются и надувная лодка со стариком и девочкой отходят от берега. Байдарочник возиться на берегу.

Мы тоже отходим от берега. Дождь иногда моросит. Низкие тучи затянули небо. Мы плывем возле берега, где байдарочник подкачивает свою лодку. Я говорю, что бы они были поосторожнее в рассказах о хариусах. Выясняем, что за стрельба у них была. Оказывается у мужика сыну во Владикавказе исполнилось 3 года, вот и взрывали они петарды в честь сына.

Мы идем дальше. Байдарочник догоняет. Беседует с Г. о Владикавказе. Потом уходит дальше за лодкой своих друзей. Начинается дождь. Я думал не на долго и не требую приставать к берегу. Дождь льет больше двух часов. Мы укрылись дождевиками и гребем.

Нам обещали в путеводители очень злой перекат. Мы прошли два переката и не обнаружили ничего из ряда вон выходящего. Проходим все легко. Скоро проходим средние ворота. Дождь накрапывает. Ворота красивые. Сначала видна узкая щель между скалами, потом оказывается, что это оптический обман, а река разворачивается. Скала огромная высотой в 60 метров. До Средних Ворот на левом берегу видна таблица и беседка, но они далеко за отмелью. Не удобно.

За Средними Воротами я догоняю лодку наших коллег из Минска. Здороваюсь со стариком и девочкой. Она в очках. Перебрасываемся фразами о будущем пути и идем дальше. Я ухожу вперед. Байдарочник пристает к берегу с права. Там виден дом и какая-то табличка. Спрашиваю. Это станция ихтиологов. Ухожу вперед. Г. и Семен сильно отстают. Я сбавляю ход. Группа с Кавказа и из Беларуси нас обгоняет.

Идет опять дождь. Усиливается и ослабевает. Уходим в левую протоку. На острове видна таблица. Плохо, но можно прочесть «Большой Паток». За островом видно как в Щугор впадает большая река. Г. и Семен нас нагоняют. Река поворачивает на юг. За поворотом виден навес на левом берегу. Пристаем к навесу. Подходит Г. и Семен. Пристают. Семен накрыт плащом Г. Свой плащ он вчера порвал. Г. мокнет под своей тонкой курткой.

- Я кричал тебе, что надо остановится. Семен замерз. Ты не слышал.

Поднимаемся на берег к беседке. Я достаю водолазку и отдаю ее Семену. Запрещаю водолазку мне возвращать. Семен согрелся. Готовлю еду. Смешанный суд из харчо и гороха. Стоянка очень удобна во время дождя. Сухие дрова. Туалет. Мусорная яма. Вдруг Г. обнаруживает, что осталось мало км., и что мы успеем. Дождя нет. Г. предлагает не торопиться. Сушим вещи. Стоим дольше обычного. Едим.

Встаем на весло. Нашли новое занятие — друг другу рассказываем придуманные сказки. Видна таблица на правом берегу. «Совхозная». Дома не видно. По памятке должна быть изба. Долго идем. Перекаты. Плесы. Усталось. Гудят руки. Видимо я когда гнался за нашими коллегами из Кавказа и Беларуси сильно навалился на весла. Зря это делал.

Идут рядом две лодки мы и лодка Г. с Семеном. Опять начинается дождь. Дождь мелкий. Быстро проходит. Ветер в спину — это хорошо. Идем, идем, идем. Наконец нагоняем группу из Кавказа и Беларуси. Они встали на ночлег на берегу. Разожгли костер. Спрашиваем время, поскольку солнца как не было на небе так его и нет. 20 часов.

Идем мимо этой группы и дальше. Скоро с права натыкаемся на избу в местечке «Мичабичевник». Поляна, где раньше была деревня. На местах бывших домов цветет Иван-Чай. В деревне было наверно 5 домов. Решили ночевать в доме. Лодки переворачиваем на берегу. Кроме дома на площадке две беседки, кострища оборудованные, туалеты, большая баня, хозяйственный домик. Находим сковороду. Жарим картошку. Картошка у нас осталась достаточно для одной сковородки. Всю пожарили с луком. Божественная еда. В доме двуярусные нары. Я, Семен и Олег легли в низу. Г. на второй ярусе. Усталость. Ложимся спать.

Искупался в Иссык-Куле

Искупался дважды в Иссык-Куле. Ну как искупался. Просто дважды нырнул и вынырнув помчался на берег, под солнце. Вода очень и очень холодная. Тем не менее в перерыве значительное время наблюдал за детьми, которые резвились и купались в озере. Обалдеть, как они не мерзнут. Дети есть дети.
2013-05-29-2683-r
Конец мая на Иссык-Куле - это все же еще холодно. Отдыхающих немного - не сезон: американцы и русские. Американцы - это в основном старики и старушки, а русские - это семьи с маленькими детьми.