26. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и безумцы.

117. Мир целиком живет внутри нас. Именно мир целиком нам подает сигнал через наши чувства о мире снаружи. Если бы этого не было (как это бывает у животных), то мы не смогли  бы переживать ничего по поводу внешнего мира. 

118. Мир целиком и мир снаружи связаны тонкими нитями, и они тысячами нитей нашего переживания проходят через нас, что по сути и есть наша душа. Наша душа соткана из нитей, связующих две огромных бесконечности. Не испугаться целого мира снаружи и не испугаться целого мира внутри - во всей силе его бесконечности - это по сути и есть осознанное безумие. 

119. Но это хрупкое состояние, принятие всех нитей своей души в их сложности бесконечного сплетения, ведь ткачество нашей души бесконеностями с разных сторон - процесс также бесконечный. Мне кажется, что мы боимся самого процесса ощупывания нитей свой души в их бесконечным соприкосновением двух миров. Может, мы боимся отразиться еще в чем-то? Поэтому нас пугает, когда наша душа находит отражение в каких-то рукотворных вещах, созданных другими людьми. Мы боимся этого и любим это. Ведь это доказательство целостности не только нашей, но и целостности других людей. Но рукотворность бесконечности нас пугает и будет пугать, не своей конечностью (здесь мы скорее бы успокоились), а именно возможностью бесконечности, сигналящей нам об ограниченности нашего бесконечного мира в его проявлениях внутри нас и снаружи от нас. 

25. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и миры — 1

114. Глупое - это когда мы пропускаем сложность, спутанность границ. Глупое - это когда мы сами… Глупость - это одностороннее движение. Мир сам по себе всегда множественен, а наша устремленность к его упрощению, к его ободиночиванию - это, видимо, отражение нашей одинокости, как самоосознанности. Мы как бы шаг за шагом делаем допуски (допущения) по сложности мира, - от шага к шагу познания человечества. Мы допускаем меру за мерой в этот многомерный мир, и в конце-концов приходим к осознанию “n-мерного”, стоящего в основе любого проскользнувшего в этот мир символа. Фраза “все просто” - это наверно наше бессилие перед “n-мерным”. Мы это бессилие как солидарность протягиваем другим людям напуганным “n-мерностью” бесконечного. А каждая перепонка между мерами (мирами) - это лишь очередное столкновение с собственным одиночеством и не желанием принять “n-мерность” мира. 

Collapse )

24. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и история.

111. Обнаружение себя в бесконечном рождает смятение в делах и мыслях. Люди на протяжении всей истории человечества пытаются разглядеть себя в бесконечном. Отсюда - все безумства.

112. Безумие - есть замыкаемое, в бессилии перед бесконечным деланием, бессилии перед бесконечно мыслимым. Безумие подобно абсолютной свободе, вдруг обнаружившей себя внутри очень малого, не дающего ни малейшего шанса для перехода черты, которой по сути нет. От этого чувства ещё более смятены. Можно [например] взять всю власть без остатка и перебиваться ею в малом, при этом ничем не ограниченном на  самом деле. Можно сокрушаться в бессилии перед Ничем, биться об стену, которой нет. Можно тешить себя страданиями, вызванными ограниченностью пространства и времени в связи с осознанием факта полной свободы “дела”.

[Нет никого другого, отвечающего за эту полную свободу.]

113. Безумие есть захваченность [Безумие - быть захваченным] ощущением бесконечного, явно текущего рядом, явно присутствующего на самом деле и позволяющего всё, абсолютно всё, - отсюда, от этой захваченности, - понимать, что ничего не случилось. И сила есть лишь полное бессилие, и при этом - бессилие, замкнутое в бесконечно малом, казавшемся абсолютно всем.

23. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и Бытие.

105. Ограниченность безумия - довольно выдуманная вещь. Бытие, чтобы не лишиться себя самого , вынуждено придумать границу безумию. Бытие есть основание потому, что Бытие творит границу, а по сути, Бытие и есть граница. Как и время - это пересекаемая граница, а Бытие - это и есть граница. Любое, что мы ищем как основание, - это граница, потому что “быть опорой” невозможно без обнаружения границы.

106. Бытие ищет предел для принятия решения, потому что “внутри” решение можно принять, а “за пределами” - уже невозможно. Но для этого надо обозначить что-то, где еще возможно принять решение, чтобы не принять решения в области, где принятие решения лишь сфера/область иллюзий, лишь сфера небытийности.

107. Также и в человеке. Бытие ищет в человеке его предел, где ещё пока человек, и где - уже не человек. Где “мертвая зона” человеческого бытия, и где Бытие бессильно, и принять решение невозможно. Вечный поиск в человеке области смерти, где предел - это граница жизни. Для Бытия важно во всём искать начало смерти, начало бессилия Бытия [самого себя] и начало новой небытийной силы.

Collapse )

22. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и разум — 1.

102. Символ безумие стерт, размыт, то является, то исчезает. Символ разумности прост и ясен, и тем самым символ разумности опасен. Дать слово разумности, значит свести всё к ясным рамкам, заданным символом. И это - катастрофа. Мир не описать ясностью “внятных” символов. Ограниченный мир так описать можно, но реальный мир - нет, невозможно. Неясный символ безумия более подходит для безграничного мира; неясный символ безумия - гибок, коммуникативен и т.п. Неясный символ умеет выпускать из своего взгляда границы. Мы боимся дать слово безумию, обрекая самих себя на потерю более адекватной связи с реальным миром.

103. Символы разума всё равно являются основой символов безумия. И никуда от этого не деться. Но символ во всей своей начальной неясности - безумен; но обретая ясность, символ объявляет диагноз безумству. Сын убивает отца. Ясность умерщвляет безумие, при этом ничего более безумного, чем ясность, представить невозможно. Разум беспощаден, и вместе с безумством он хоронит весь мир. Но всего-навсего, разум стоит на страже символа, как ему кажется - ясного. Разум охраняет символ, но работает только на охрану, и не более того. Безумию достаточно малого, чтобы шагнуть в вечный мир. А вот разуму это не под силу, потому что разум занят охраной.

104. Символ ненавидит безумие, потому что безумие разрушает символ во всей его силе, но безумие дарит символу бесконечный мир.

Collapse )

21. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и хаос.

99. Представим себе кристаллическую решетку атомов “твердого тела”, которую наблюдатель видит глубже. Он видит нестабильные скопления, которые подчинены хаотическим силам, и которые могут быть осознаны лишь при “выходе” и потере глубины наблюдения. Осознание иного порядка, когда мы замечаем сочетания Хаоса и Космоса в мире, и замечаем и осознаем эту закономерность.

[Мы наблюдаем нечто якобы в “стабильном состоянии”, потому что так устроен наш разум. И когда мы углубляемся, и когда мы, наоборот, отходим слишком далеко, - мы начинаем замечать “хаотичность структуры”.]

100. Хаос заложен внутри порядка, а порядок заложен внутри хаоса. Иллюзия Хаоса и иллюзия Порядка рождают эстетическое переживание человека, которое служит основой принятия человеком состояния Хаоса, как “эстетического порядка” наступления Хаоса на Порядок. Это скорее - атака на эстетику восприятия “постоянного хаоса” человеком.

[По сути мы можем признать, что порядка нет, но есть эстетическое переживание, которое и есть иллюзия порядка.]

Эстетика остановленного или замедленного во времени Хаоса - это эстетика Порядка. Хаотическое не успевает превратиться в символ в силу неосвещенности (неотраженности) или неясности отраженного, “смазанного”. Что-то должно замереть, чтобы символ сложился.

[Порядок, по сути, есть возникновение символа.]

101. Без-символическое - это животное начало; это, возможно, безумие, но даже это - не Хаос, а лишь начало осознавания и упорядочивания. 

20. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и порядок. (Безумие и космос-1)

95. Хаос - это непонятый порядок. 

Представим себе некий взрыв, который якобы всё сводит к хаотическому состоянию. На самом деле случайность подчинена заданному порядку, так что мы чаще всего хаосом называем другой порядок, чаще всего - порядок, не подчиняющийся нам, порядок с неизвестным нам пультом управления. Порядок с тайной; как только мы распакуем тайну, так порядок явит себя внутри явленного хаоса.

Упорядочивание Хаоса - это пересечение границы между видимым и невидимым. Это, по сути, и есть время. По сути это и есть сам акт безумия.

Оказавшись на границе между двумя мирами, явив биполярность, мы являем миру сам акт Хаоса и сам акт Порядка. Безумие, и только безумие, способно оголить Хаос и Порядок такими, какие они есть на самом деле.

96. Мой порядок, как стремление обнаружить границу внутри меня, обнаружить внутри поход от Хаоса к Космосу, что по сути и есть мой Космос. Мой порядок - это технология упорядочивания, - но не из Хаоса в Космос, а из Космоса - в Космос, из Хаоса - в Хаос. Порядок - это движение, осознающее себя. Порядок - это безумие, осознающее себя. Хаос - это неосознанное безумие.

Collapse )

19. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и одиночество — 1.

91. Представим себе зеркало, перед которым мы застыли. Более одинокого себя трудно представить. Цель застывания перед зеркалом - ощупывание, но только видимая часть нами узнается в зеркале.

Сколько бы мы ни старались разглядеть весь свой мир целиком - это невозможно. Зеркало - это фрагментарное ощупывание себя: что бы мы ни делали, целиком себя - со всеми страданиями и восторгами, со всеми страстями - ощупать невозможно. Одиночество усугубляется в двоичности зеркала. Что бы мы ни делали перед зеркалом, обнаружить себя целиком невозможно; это какое-то “упущенное” одиночество, усугубленное безысходностью обнаружить себя самого. В зеркале граница мира явственна, как и явственна бесконечность реальности.

[Здесь возникает бессилие целого и бесконечного перед явной границей.]

92. Поклонение границе, поклонение фрагменту, поклонение отражению, как границе скрытого. Безысходность одиночества есть множественные бесконечности мира себя самого.  

Только безумие соглашается на границу и на потерю всей целостности мира.

[Один наш взгляд в зеркало делает нас безумными.]

Как будто ограниченное из зеркала заглядывает в нас, бесконечных, и понимает свою ограниченность, - и нам же подает сигнал о возможности ограниченности не только отражения, но и “оригинала”.

[Примирение с этим сигналом помогает нам не сойти с ума.]

Отражение ужасает нас.

Collapse )

18. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и Гермес.

86. Непонятность в самом акте перехода.

Мы можем созерцать нечто неподвижное в свете отражения.

Движение же создает тень, или “смазанность”. Это место не отражает луча “света”.

При движении, предмет не может являться символом. Символом он становится только в неподвижности, пусть и воображаемой.

Тайна движения, тайна безумия - в пику ясности состояния. [Безумие же имеет дело с неясными символами.]

Неотраженное может прятаться за поверхностью отраженного, куда не проникает “свет” (электромагнитная волна).

[Есть некая тень безумия, и есть некая “смазанность” безумия.]

Тень - это место, куда свет попал, но не отразился. “Смазанное” движение - это тоже безумие: свет отразился, но преломление его таково, что не возникает символ.

Всё, что отражает свет - реально и не безумно.

Всё, что не отражает свет, или плохо преломляет его - это область безумного.

87. Часть не-преломленного или плохо-преломленного - очень велика. Нам кажется, что “не-преломленное” - это мало. Увы! В часть не-преломленного попадает и то, что не приняла матрицы нашей сетчатки. То есть преломленный свет бьёт в нашу сетчатку, но она не реагирует.  Эта непринятая часть - тоже тайна!

Процент безумия - бОльший, оно значительно превосходит рациональное.

Collapse )

17. Недомолвки книги "Бытие и безумие". Безумие и Дионис.

80. Стертая граница, объединение миров, рассеченных границей. Поиск выхода из безумного пересечения границ миров.

Граница мира на мгновение становится невидимой, разница полярностями утрачена. Иллюзия отсутствия полярности мира.

Безумия нет, потому что объявляется об отсутствии границы, и это - новый вид безумия.

81. Границы нет, а значит и нет ограниченного мира. Значит, невозможно во что-либо заглянуть в надежде увидеть себя. Зеркало мира исчезло, и мы остаемся лишь наедине с собой. Мы - как мир без конца и края. “Я” уничтожило мир, но одиночество ещё не чувствуется, потому что новое безумие пока не вернуло границу.

82. Момент, когда одно безумие стоит в ожидании ухода или прихода другого безумия; безумие-безграничного предчувствует безумие-ограниченного.

Появляется предчувствие не просто страшного одиночества, но “одиночества во всей Вселенной”.

83. Безумие границ - это трагедия одиночества перед нависшим миром, и - стремление увернуться от нависшего мира через переход границ; и это - оставление за спиной преданной (обманутой) другой части меня самого, чтобы опять обнаружить своё одиночество для резкого возвращения через границу с моментом ощущения предательства оставленного очередного мира, бросающего в спину обвинение в предательстве.

Collapse )