Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Лев Толстой об основном пороке тюремной службы

i_001
Вот что пишет Лев Толстой о тюремной службе: "Порочные люди хотели исправлять порочных людей и думали достигнуть этого механическим путем. Но из всего этого вышло только то, что нуждающиеся и корыстные люди, сделав себе профессию из этого мнимого наказания и исправления людей, сами развратились до последней степени и не переставая развращают и тех, которых мучают".

Наше непрерывное стремление, при всей нашей порочности, исправлять других - это есть самый тяжкий грех. Можно ли выйти из этого порочного круга? Видимо можно, но только нам надо перестать любить себя и возводить себя на пьедестал и все время осознавать свою порочность.

А вот как об этом пишет Толстой: "
Ответ, которого он не мог найти, был тот самый, который дал Христос Петру: он состоял в том, чтобы прощать всегда, всех, бесконечное число раз прощать, потому что нет таких людей, которые бы сами не были виновны и потому могли бы наказывать или исправлять".

Десятый день в Грозном. Солнечный город.

День начался очень рано. В 4 утра приехала наша смена. Мы их кормили и поили. Спать легли часов в 6, а уже в 8 надо было быть на ногах. Так что ночь у нас была жутко короткой.

Утром болела голова, на улице то ясный день с открытым небом и теплым солнцем, то заходят тучи и все становиться серым и неприглядным. Пока готовил завтрак наблюдал в окно за мужиком с пулеметом, который переминался с ноги на ногу и наблюдал за проходящими мимо него девушками. Тяжелая у него работа, стоять весь день в камуфляже и с огромным пулеметом на плече.

Позавтракали и пошли в офис к коллегам. Думали на недолго, но они предложили посмотреть их жалобу в суд. Юрист Дима правил жалобу, а я читал завлекательный закон Чечни об общественной палате. Все было как в Общестенной палате РФ, но вот один пассаж меня порадовал. Закон запрещал как в Чечне, так и за ее пределами использовать название "Общественная палата ЧР". Внутри Чечни оно понятно, а вот как они будут вне Чечни это контролировать. Загадка. Потом подошел еще мой один давний знакомый, он узнал от друзей, что я приехал и захотел пообщаться. Головная боль не давала мне возможность разговаривать с человеком в полную силу. Но тем не менее поговорили довольно неплохо.

Ждем звонка и сообщения, что надо идти в СИЗО по одному из заявлений. Так и не дождались звонка, позвонили сами. Нам сообщили, что СИЗО будет завтра и никого туда из неместных не пустят. СИЗО отпадает.

Потом поехали к следователю. Дима ушел с документами, надо было переоформить ходатайство, а я дремал в машине. Головная боль все больше и больше. На улице по весеннему тепло. Здесь есть одна очень интересная особенность, улицы убирают только женщины, мужчину занимающегося подметанием улиц не встретишь вообще. Пользуясь теплым днем на улицах Грозного ходят люди и белят бетонные заборы и бордюрный каменнь. Чистят и белят. К празднику. Пока ехали по городу наткнулись на видеооператора, который снимал уборочные машины подметающие центральные улицы. Видимо для телеотчета, что город готовиться к празднику.

После поехали в соседнее село показывать новой смене дома заявителей и как к ним добраться, а так же знакомить с заявителями. За одно поузнавать что нового в их делах. По дороге узнали, что сегодня утром рано к одному нашему заявителю во двор ворвались люди в масках, провели обыск и ушли извинившись. Объезд был большой. Только к вечеру выбрались в Грозный и заехали к тому, к кому ворвалась люди в масках. Долго сидели у него и составляли документы. Головная боль прошла.

Приехали домой, стали собираться - завтра домой.

Солнечный город Грозный.

Кавказ горит.

Кавказ горит - и это факт. Посмотрите на карту Северного Кавказа.



В период СССР удалось усмирить всех, жестоко, страшно, большой кровью, но усмирили. Тем не менее Кавказ взрывался регулярно: 50-е, 60-е, 70-е. Потом началась война и вот опять нам власти заявляют о смирном Кавказе. Не тут-то было. Сегодня в огне Дагестан - убивают высокопоставленных чиновников, не ходит общественный транспорт, дети не ходят в школу. Чечня - каждый день теракты, перестрелки, кражи людей, гуляют эскадроны смерти. Ингушетия - покушения на первых лиц, на священников, на милиционеров, похищения людей. Только что начались теракты в Кабардино-Балкарии. Насилие как страшная чума идет от человека к человеку, от дома к дому, от поселения к поселению. Эту заразу очень сложно остановить - но можно. Дальше на Северном Кавказе остаются только две национальные территории пока не охваченные массовым насилием. Карачаево-Черкесия и Адыгеия. Анклав Адыгеи, понятно, в силу своего положения, может и не взорваться. А вот с Карачаево-Черкесией не так все просто... А если насилие охватит последние две республики, то боюсь как на дачном участке о том, что бы тушить пожар уже никто не будет вспоминать, а люди будут думать о том как спасти имущество.

См. дискуссию об этом http://www.kavkaz-uzel.ru/forum/topics/147