Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Оперативник опросил жертву насилия и пригрозил уголовным преследованием

Столкнулся с еще одной мерзкой практикой нашей полиции. Жалобы пришла из Емвы. 

Картинку взял здесь https://www.kazan.kp.ru/photo/gallery/22651/

По жалобе инвалида на насилия со стороны охранника пришел полицейский-оперативник к нему домой и, опросив по поводу жалобы, сообщил, что если инвалид соврал о насилии со стороны охранника, то оперативник сделает все, что бы возбудить уголовное дело против инвалида. 

Не очень понимаю этот подход полицейского. У вас, господин оперативник, есть жалоба, опросите жертву и уходите, собирайте другие данные опираясь на жалобу и опрос жертвы для того, что бы либо возбудить уголовное дело, либо отказать в уголовном деле. Что за беседы и угрозы жертве? Чего добиваетесь господин оперативник, что бы этот инвалид перестал верить в полицию и больше не жаловался полицейским на насилие в отношении него? 

Без будущего

У кого нет прошлого, у того нет будущего. Для меня это жесткое правило, может быть именно поэтому я занялся историей, потому что прошлое меня всегда интересовало чуть больше чем будущее. 

Уже несколько лет я ругался с разными полицейскими и тюремными чиновниками, которые упорно начинали считать историю своих учреждений начиная с 1918 года. Как будто до 1918 года ни тюремной. ни полицейской службы в России не было. Правонарушителей до большевиков в России никто не ловил, порядок не охранял, оступившихся не исправлял и не занимался преследованием преступников вообще. Полицейские и тюремщики смущались, но как-то с понимаем к этому относились. А недавно вдруг я выяснил, что полицейская служба начала заходить в обзоре своей истории чуть дальше в имперские годы, да и тюремная служба озабочена историей своего становления не только в советскую пору. Это ведь интересно, когда в Сыктывкаре появился человек исполнявший обязанности полиции маленького уездного города? Так же интересно, что происходило с преступниками в маленьком Сыктывкаре, было ли на территории Коми Края хоть какое-то учреждение лишавшее свободы? Это важно, потому что без истории, нет будущего. 

Collapse )

Бегущая строка на заправке Красного Затона в Сыктывкаре

Съездите на заправку при въезде в Красный Затон из Сыктывкара, получите очень большое удовольствие. Там есть такой магазинчит автозапчастей, а на его крыше "бегушая строка". Так как заправка не заправляла, но обещала открыться я там попивая кофеек читал бегушую строку.

Это просто какое-то чудо. Там тебе и реклама, и умные изречения, и философские замечания. Но более всего мне понравился заход про ложь и воров. Это не просто разглагольствование, а довольно емкие замечания о тех, кто врет и ворует. А так же замечания по поводу тех, кто стучит ворам, что их называют ворами и автор заканчивает это все очень верным пожеланием, что лучше борьбой с клеветой против воров является прекращение воровства.



Съездите на эту замечательную завправк, не пожалеете.

День рождения Александра Меня

Сегодня Отцу Александру Меню должно было исполниться 81 год.

Дьякон А.Мень 1958 год. Фото взял здесь.

В 23 года был рукоположен в дьяконы, а в 25 лет в священники. Через 4 года у него КГБ делает обыск. 20 лет за ним следит КГБ и возбуждает уголовное дело, только заступничество митрополита в 1985 году спасает от тюрьмы, да и времена уже стали другими.

За что же его преследовали? Писал духовные книги, которые издавались за рубежом и был духовником многих диссидентов. Вот пожалуй и все, но тогда это было страшным преступлением.

23 года - детство и юность, путь к церкви. 25 лет в церкви. Вот и вся жизнь.

Исправительный центр (тюрьма) в Швеции. Часть вторая.

Продолжу описание тюрьмы второй категории расположенной рядом со Стокгольмом.

Но для начала хотел бы показать вам карту всех мест лишения свободы, которые есть в Швеции. Напомню, что такую карту свободно выдадут вам при посещении любой тюрьмы Швеции. 119 тюрем, в каждой из которых не более 50 человек.


Работа у заключенных разная. Есть ферма небольшая с парником.


Collapse )

Афанасьев

Мне позвонили друзья из Украины: мол, куда-то к вам в Комивезут Геннадия Афанасьева. Я не понял: "А кто такой Афанасьев?" Стало стыдно, что я не в курсе. Меня просветили - политзек. Потом через знакомых обратился адвокат Афанасьева и сказал, что хотел бы узнать, как везли Афанасьева и где он вообще находится.

Стал выяснять - точно, у нас в Коми, прямо под боком, в ИК-25. Извещаю колонию. Едем с Николаем Николаевичем. Подходим к колонии: работники сразу говорят, что Афанасьев неразговорчив, общаться не хочет. Ладно, не захочет - уйдем. Думал, что политзек - это такой крутой и убежденный парень.

Приводят в штаб паренька небольшого роста. Смотрит недоверчиво. Показываем удостоверения ОНК. И паренек сразу стал рассказывать подробно о своей поездке из Ростова-на-Дону с пересадками в Воронеже, Ярославле и Ухте. Время в пути до ИК-25 в Сыктывкаре составило почти 34 дня. Я уже привык, что у нас долго возят заключенных. Здесь тоже путь немалый получился. Обсуждаем, сколько человек было в купе вагонзака, питание, вода, тепло, постель, туалет. Все по обычной схеме. Условия нормальные, особых отклонений немного. Один раз сломался бачок с водой, но всего на несколько часов. Питание - сухой паек. Переполнения не было, большую часть пути ехали в 7-местном купе вдвоем. Постель не давали, поэтому, когда въехали в северную часть России, стало холодно. Зато на юге было очень душно и жарко.

Разглядываю Геннадия. Держится не заносчиво, еще не пропитался уголовной субкультурой. На руках и на шее видны наколки. Понимаю, что наколки - молодежные.

Обсуждаем, как в каждом перевалочном городе доставлялись в СИЗО и обратно в вагонзак. Давки опять не было. Отсеки были нормальные, не переполненные. В основном возили на больших машинах. Говорим о каждом СИЗО - тоже переполнения не было. Долгое приходилось ждать обыска.

Вдруг Геннадий вспоминает, что, когда он выходил на этап из Ростова-на-Дону, работники СИЗО его пугали, говорили, что ему будет плохо. Ничего, вроде нормально проехал. В ходе беседы выясняется, что с ним уже здесь, в Коми, беседовал оперативник и порекомендовал не обсуждать его дело. Также Геннадий пожаловался, что почему-то обсуждают все время его гражданство. Сам он считает себя гражданином Украины, зачем идет это обсуждение - не понимает.

Заканчиваем разговором про Сыктывкар. Посажен в ШИЗО за найденное лезвие. Уверен, что лезвие подкинуто. Находится в шестиместной камере. С ним еще три человека. Одежду выдали по виду новую. Разглядываю. Штаны велики, он вынужден подвязывать их по бокам. Снизу штаны порваны. На робе нет пуговиц, что само по себе является нарушением. Ватник новый, вроде по виду теплый. Теплая шапка-ушанка. На обувь жалоб нет.

Выясняем, есть ли еще у него какие-то жалобы. Он говорит, что ему вроде должны дать свидание. Спрашиваем у начальника колонии. Ответ короткий: "Пусть пишет заявление". Геннадий уходит. Обсуждаем с начальством колонии одежду Афанасьева, нам говорят, что вещи будут сменены, что, мол, подменный фонд очень слабый. Уходим из колонии.

Едем в машине из колонии и обсуждаем с напарником личность Афанасьева. По его делу мало что нам известно, мы даже не знаем, что у него за срок и за что он его получил. Смеемся - настоящие общественные контролеры. Потом Николай Николаевич говорит, что зря они так с ним, выкуют из него настоящего заключенного. Он только укрепится и станет сильнее. Уже сейчас видно, что постепенно субкультура заключенных начинает потихоньку проникать в него. Сделают они из него икону и борца, потом сами будут расхлебывать - пацан же совсем.

Подожгли дверь квартиры Владимиру Зубкову

Владимир Владимирович рассказывает, что поджог произошел днем. Подожгли дверь, которая выходит на лестницу, за дверю две квартиры его и еще каких-то пенсионеров. Явно что поджог был направлен против него. Напомню, что Владимир член правления правозащитной организации и очень хороший юрист.

Зарабатывает на жизнь битвой в арбитражах, в основном битвы по имуществу. Правозащита для него хобби. Он в свободное от работы время бьется по поводу инвалидов, старичков, заключенных. Помогает чем может.

Сегодня на правлении обсуждали факт поджога и пришли к выводу, что скорее подожгли по коммерческому делу, а не по правозащитному. Тем не менее это очень опасный сигнал, особенно полиции. Если в обиход входят технологии чисто бандитские. Люди спорят в судах, а если проигрывают, то поджигают двери у юриста, который хорошо отстаивал интересы своего клиента в суде.

Реально полиции надо постараться разобраться в этом деле. То что поджог был произведен по среди белого дня, что поджигатели не боялись и действовали открыто. От тяжелых последствий спосло то, что Владимир Владимирович совсем случайно пришел домой и обнаружил дым в подъезде и большой стол пламени. 

Как получить доступ к уголовным делам родственников, пострадавших от сталинизма

Как получить доступ к уголовным делам родственников, пострадавших от сталинизма

Многие из нас – потомки людей, репрессированных при Сталине. И лишь немногие знают, как достать архивные подробности этих репрессий, получить доступ к уголовным делам. Об этом читателям Открытой России рассказывает адвокат Андрей Гривцов

Posted by Игорь Сажин on 25 сен 2015, 06:22

from Facebook

Не знаю, но надо.

Дело ведь не в том делал ли Глава и его окружение что-то преступное или нет. Вопрос в другом. Любые репрессивные действия, даже законные не должны радовать. Все время надо сомневаться в осмысленности занесенной над другим человеком дубинкой. Насилие в руках у власти вещь необходимая, но требующая все время критики и анализа. Иначе возникает привычка к злу.

В сложении этого спрута, которого нам предъявляют так быстро и так громогласно, виноваты все. Если они действовали с 2006 года, то мы все виноваты в произошедшем. Виноваты и те, кто сейчас заявляет о преступлении. Где была прокуратура, где был следком, где были спецслужбы, где была полиция? Они же постепенно превращались в то, что сейчас так подсвечивается и озвучивается. Это же не сию секунду. Значит метастазе дали захватить большую часть организма, а потом для спасения организма, его решили убить. Я же помню, когда появился хороший прокурор и начал копать под Желтый дом, как его быстро убрали. Убрали что бы не мешал метастазе разрастаться.

Дело ведь не в том делало ли окружение Главы и сам Глава что-то преступное, дело в том, что все происходящее попахивает какой-то невопращаемостью. У людей не спрашивают, людей слушают. Ну представьте, что правила игры, которая длилась эти 10 лет устанавливались одной группой, все к этим правилам вынуждены были привыкать, а те кто сопротивлялся либо был выдавлен в маргинальность, либо бежал. Остальные подчинились правилам. А теперь вдруг раз и образовался вакуум. Новые правила не понятны. Не понятно будут ли они другими или они будут точно такими же, но еще хуже. 10 лет люди подавали сигналы, что правила плохи, 10 лет людей затыкали, 10 лет люди, понимая что надо жить, пристраивались и вот раз, резкий рывок. Не по частям, не с постепенной сменой, с постепенным уходом, а резким рывком. Это само по себе попахивает чрезмерными репрессиями.

Красть не хорошо - это было понятно и ранее, но в тени этих слов развивается много разных схем, которые вроде как не крали, вроде как все по закону. А теперь вдруг выяснилось, что все же крали? Они же все поверили, что вроде как соблюдали правила, которые как бы говорили им, что так можно делать. И никто не подавал других сигналов. Другие, в других регионах делали так же, но их никто не трогал. Надо было только держать политический флюгер в своих руках и как бы кража не считалась кражей. А тут раз и оказалось, что это не так. Понятно, что это сигнал тем, кто в других регионах, что как бы хорошо вы не хватались за флюгер - пощады не будет. Но тогда возникает вопрос, а как тогда надо-то делать, что бы кража не считалась кражей? Не красть-то ведь не возможно. Правила меняются внезапно. Ведь этим в Коми не дали времени, что бы они перестроились, что бы как-то поменяли правила поведения и само поведение. Значит внезапность и будет теперь культурой репрессий?

Правильный вопрос. И дело ведь не в том делал ли Глава и его окружение что-то противозаконное. Дело в том, что чрезмерно и внезапно. А мы, те, кто живем в Коми. Молчим, мы смотрим на формирование культуры, которая чрезмерно и внезано и молчим, потому что мы хорошие, а они плохие. А мы ведь говорили, что они плохие, а мы ведь хорошие, а плохих наказали и правильно, но ведь чрезмерно и внезапно. Как-то от нашей хорошести попахивает согласием с репрессией чрезмерной и внезапной. Мы как-то соглашаемся с этим, мы согласны с тем, что можно сначала кричать, еще до доказательства вины, а потом доказывать вину. Мы как-то соглашаемся с тем, что можно внезапно менять правила и тут же всех загребать. Видимо потом будут так же правила менять и загребать тех, кто загребал, потому что правила должны меняться внезапно.

Сегодня весь день думал, что должен подать сигнал. Я уже привык, что мой сигнал о том, что мне плохо - это мои тексты в моем ЖЖ, которые потом растаскиваются в 7Х7 и в БаНКу. Те кто сегодня под стражей, они приучили, приручили нас к тому что площадь не наша, что нам нельзя выходить и говорить о наших болях, о том, что что-то не так. Они приучили нас через своих провокаторов, которые появляются тут как тут и начинают гадить. Они приучили нас через науськиванием полиции, за что потом полиция отдувается в судах, а эти ребятки ржали в своих кабинетах. Как они легко переиграли нас в наших стремлениях заявить о болях. Сегодня их, кто науськивал полицию нет, сегодня провокаторы разбежались. Может стоит задуматься. Может стоит как-то сказать о той боли, что сегодня. Провокаторов не будет, а с полицией можно договориться, они вменяемы и внятны. Я не говорю о том, что надо провести митинг или пикет, можно обойтись и флешмобом. Помните, когда эти ребята задавили "Зырянку", мы читали последний номер на площади. Может стоит сказать, что не в Гайзере дело, что мы против чрезмерного и внезапного, что надо воров сажать, но нельзя превращать это в репрессии.

Я не знаю, кто придет в пустой Желтый дом, может быть это будут хорошие ребята, может они будут делать хорошие дела, но сказать надо, может быть даже не им, что чрезмерно и внезапно нельзя. Не митинговать, а просто постоять и помолчать, а потом разойтись.

Когда? Не знаю, но надо.

Опять в дежурной части полиции Сыктывкара - труп, а в Усть-Куломе пытки.

Опять труп в дежурной части в Сыктывкаре. Человека задержали. Ему стало плохо в дежурке. Медиков вызвали, они сказали: "все хорошо", через некоторое время труп в камере. Такое ощущение, что в дежурной части нет людей, нет полицейских, которые должны присматривать за задержанными и вовремя подавать сигналы. Я так понимаю, что в Сыктывкарской дежурной части урожай на трупы в 2015 году еще не закончился? Все действовали правильно. Полиция вызвала врачей. Врачи осмотрели. Все правы - человека нет. Мне вот это конструкция не понятна.

Мы когда в этом году осматривали дежурную часть в Сыктывкаре, полицейские сидели за своими столами очень недовольные. Весь их вид показывал, что мы ходим проверяем, а у них в дежурной части все впорядке. Нет, не все в порядке, господа полицейсвкие, у вас каждые пол года труп в дежурной части. А все эти трупы складываются из мелочей, которые вы не хотите дорабатывать, которые вы себе прощаете и не хотите ничего менять, господа полицейские.

Но это не все еще.

Вот такие картинки с Усть-Куломской полиции. Это вот так полицейские, похоже, убеждают подозреваемых в их виновности.


Полиция утверждает, что это сам себя так задержанный разукрасил, когда давал признательные показания во невменяемом состоянии.

Только что осудили двух полицейских из Усть-Выми за пытки в отношении подозреваемого и на тебе. Я так понял, что тихой сапой у нас в Коми нисилие в отношении задержанных, особенно из ассоциальных групп, процветае?