Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Недомолвки Григория Гутнера 1.

1. Весь расчет человека из естества. Человек-тотальный выполняет миссию, при этом он выполняет идеальную миссию. Там в конце рай и цивилизация, а человек-тотальный служит цивилизации, как чем-то оптимальному по своей сути, как чем-то не дикому, сверхестественному, но расчет при этом из естества. Человек-тотальный как будто замыкает на себя естественное, как сверхестественное. Там даже нет конца, там и конец и начало вместе. Там из естественного-сверхестественного вышел и туда же вернулся. Т.е. тотальный человек вышел из сверхестества и вернулся в сверхестество. Тотальное сверхестественнов в своем естестве. 

2. Реальность как бы подтягивается под тотальную цивилизацию. Отдаленное и близкое вдруг лишаются своих локальных мест и культура смешивается. Все должно быть лишено времени, которое можно высчитать, и ограниченного пространства. Получается, что локальное объявляет себя вечным. Сиюминутные решения импульсивного одного носят характер бесконечного договора. Вспышка фотоаппарата, которая замерла в состоянии вечного свет никогда не гаснущего солнца. Не важно что думает человек, которое фотографируют, внешняя оценка важнее переживания одной из ролей локального. Все идентифицируется только снаружи, из бездны, где и вспышки-то не заметили или наоборот превратили ее мгновение в вечность. 

3. А что бы время и пространства не сбежали из нашего мира нужен вечный ремейк. Пульсирующее солнце, как непрерывный свет. 

Collapse )

Недомолвки Николая Кузанского 9. Не откликнувшееся уловленное.

60. В основе всего познания — откликнувшееся. Но и откликнувшееся может оказаться в поле уловленного и не уловленного. Но почему-то нас интересует лишь то, что откликнулось положительным или отрицательным переживанием, хотя более всего нас должно интересовать то, что не откликнулось совсем. Не откликнувшееся уловленное. 

61. Из не откликнувшегося чувства не рождается знака, мир теряется, но он есть и это есть мир другого. Есть то, что ничем не откликается, не только чувством. Вообще ничем и это тоже чувство и это тоже знак. 

62. Или не откликнувшийся мир маркируется раздраженно положительно и раздраженно отрицательно. Мы все равно маркируем не откликнувшееся. Мы все равно переживаем не откликнувшееся. Это подражание переживанию идущему от природы. Мы же всего навсего боги своего мира. 

63. Искусство как подражание и как попытка вырваться из простого дублирования, попытка вырываться из тождества, как ловушки. Выйти за предел знака в рамках знака, но чуть больше — это и есть новый мир, где мы уже не боги. 

64. Попытка вклеить в мир объявленного всеобщего нечто недостающее, но переживаемое «нечто найденное» в своем отсутствии. 

65. Нами познается лишь наше не откликнувшееся. 

66. Если домысел мыслить стоящим глубоко в личном, до да, а если замысел уходит глубоко вне личного? 

67. Но и производное не может быть больше возможного. Возможное равно сотворенному-случившемуся (Кузанец все время повторяет это). Мы внутри замысленной вспышки?

5.08.2019.Анапа

Недомолвки Николая Кузанского 8. Повязанные разумностью.

50. Знаки играющие фоном. Кричащий зовет слышащего. Совершенно кричащий зовет совершенно слышащего. Тот кричит, кто хочет в другом обнаружить отклик на себе, а значит обнаружить себя и только себя. А если кричит фон, т.е. кричит все целиком, все из чего может нечто вдруг явится, кричит Бог, кричит возможное, кричит потенция. 

51. Но кричит ли мир целиком, кричит ли все возможное? Ведь кричит лишь то, что возможно услышать. А если крик производится на уровне тех «ворот», который просто нет. Ну нет тех рецепторов которые способны принять сигнал. Кузанец говорит о «всех воротах города», а если нет таких ворот в городе и никогда не будет?

52. У нас всегда будет карта не полного мира, как полный мир в силу переживаний в рамках лишь сенсоров доступных. Мы все время вынуждены будем подменять многомерный мир его двух или трехмерной копией, в силу сенсорной ориентированности наших чувств не способных шагнуть далее трех мер, может быть даже в силу не способности психической. 

53. И все это отражается на психологии наших сигналов, на наших знаках, которые равное отношение, как реакция на никогда не полное переживание. А знак всегда — это лишь возможное переживание, не более. 

54. Чувство всегда внутри знака — это даже не человеческое, а животное. Но человек находится внутри культуры не только чувственных знаков и знаков «умопостигаемых». Видимо это отличие человека от животного. 

Collapse )

Недомолвки Николая Кузанкого 7. Фон рождающий знак.

43. Постигаемость связна с фоном, только с фоном. Пока фон не создает условий для выталкивания объекта исследования — постижение не возможно.  Фон сам ищет края. 

44. Фон — это потенция, в которой есть возможность для случайности, которая случается в неожиданной или случайной форме, но так же это случайное имеет с разных сторон, способное принять случайное реализовавшейся в данном фоне. Может быть это другие фоны? 

45. Фоны для мобилизации на себя как фона и как уже не фона, ради себя, ради обнаружения себя, для себя самого хотя бы. 

46. Я мобилизую словом-знаком на себя, но я это же слово-знак обнаруживаю, как по настоящему связанное с собой всамделешным. 

47. Не уловленное умом слово, улавливает пустоту большую чем непрерывное слово. 

48. Если знак — это едва различимое в тумане очертания Бога, то через символ, как не внятный стандарт можно обнаружить отличное. Знак дает разность что-то должно быть основой для обнаружения разности. Нет стандарты, нет основы для измерения разности мира, для обнаружения всякой разности, беспечной разности. 

49. Пустота как бездна, где нет ни разного, а одно лишь тождество, в котором нам не нащупать краев. А обнаружение края — это область существования разума. Разум может случится только в области обретения рациональностью края. Но знак в области тождества. 

Недомолвки Николая Кузанского 5. Концентрируемое.

27. Мы делом воспринимаем реальность, а дальше через отделение, через концентрацию делаем его понятными и не похожим на знак Бога. Наша извечная битва с Богом лишь преодоление Его фоновости и нам нужно сконцентрироваться, мобилизовать его для своих мелких человеческих нужд (всегда мелких), нам нужно преодолеть Бога как фон, что свести все к малому. 


28. «Интервалы» — первый признак концентрации. Переживание не знает интервалов. Это вот или смех, там нужен интервал для воздуха как у животных. Механический интервал, но не как интервал в состоянии души. Мобилизация, концентрация не имеет предела. В этом видимо заключается познание как вечное. 


29. Сконцентрироватся можно на чем-то внутри, на чем-то присущем и далее предъявить это присущее или свою концентрацию. Все остальное уйдет в фон, в акциденцию. 


30. Количество — это охват концентрируемого? Но охват — это поход по делам, шаг за шагом, прибавление. 


31. Фон требует выделенного, выделенное ищет тождества. Если выделенное вытребует тождество, то станет фоном, либо сохранит свое выделенное, не обретя тождества, ощутив при этом больший широкий круг. Поиск тождества расширяет, но приближает потерю. Поиск тождества, как спасение от одиночества, но преодоление одиночества — это потеря себя. 


32. Знак играет фоном. 

Недомолвки Николая Кузанского 4. Фон знака-цифры.

18. Мир природы и мир переживания, а между ними мир мифа? Просто человек имеет вход в этот промежуточный мир, потому что стал человеком только благодаря наличию мира мифа. 


19. Больше от мира образов, больше в мире мифа. Миф — это место, где знаки Бога и знаки человека встречаются. Но знаки Бога должны сделать щаг от мира реальности. Что заставляет их сделать этот шаг? 


20. Произношение и письмо — это угасающий ответ на неясные знаки Бога. Знак Бога всегда не ясен. Ясный знак Бога — это обман прежде всего себя самого, а за ним обман идущих следом. Ясный знак от нас и только от нас. 


21. Наличие среды для распространения знака , условность знака, который взывает чувство. Мы осваиваем эти среды через распространение знака. Мы либо можем, либо нет. Среда может быть нам неподвластна. Бывает фон не случившийся. 


22. Отдельно, когда мы создаем фоны для знака, мы заставляем фоны случиться, когда его нет? Это требует больших усилий, большего труда, большей сосредоточенности, большей самоотрешенности. Я понимаю, что это не возможно. Но может быть все же это так. Иногда случается чудо и оно встроено в этот мир. 


23. Мы создаем новый фон, который существует только в воображаемой части сознания. Фон как бы есть и как бы его нет. Он условность и реальность одновременно. 


24. Воображение — это фон для оживления переживания. 


25. Цифра более совершенная для ума, чем для мира. Но цифра теряет совершенство мира. Это плата. Получается, что в знаке-цифре встретились два бога, человек и Бог. 


Collapse )

Недомолвки Калистрата Жакова 8. Слепой заяц.

65. Из себя можно исключить время и пространство. Из наблюдения внешних предметов время и пространство исключить нельзя, что само по себе требует протяженности и обманывает локальностью. Объективное, порабощая субъективное,  освобождает, но одновременно лишает мира в пространстве и времени. Мир во времени и пространстве может не случится. Одна из возможных иллюзий свободы требует рабства для своей реализации. Или случайность свободы будет максимально не возможна (31.10.18). 

66. Переживание цементируется в образ. Образы умерщвляются в символы. Ощущение всегда не адекватно переживаемому, потому что требует от объекта отказа от протяженности, а это восстание рассудка против мира. Рассудок требует остановки мира или хотя бы замены на мерцаемость мира. Все остальное рассудок готов доделывать сам. Только умоляет Бога не являть протяженность мира во всей целостной бесконечности.(9.11.18) 

67. Попытка натянуть миф на мир — это уже другое действие рассудка, это уже от безысходности перед ограниченностью видимого мира, как в пространстве и более всего во времени, так же это попытка обуздать протяженность времени и пространства, но с другой стороны. 

68. Только порабощение себя временем и пространством дает реальность и снижает миф в его невозможности. 

Collapse )

Сергей Фудель и митрополит Кирилл.

Сергей Иосифович Фудель пишет в книге "У стен Церкви" о том, что В 1923 году в Усть-Сысольске он беседует с митрополитом Кириллом о молитве как дыхании. Кирилл рассказывает Сергею о том, что в Москве был на Ярославском вокзале швейцар, который совершал подвиг безостановочного моления. Фуделю 23 года, митрополиту Кириллу 50 лет. Они оба в ссылке в Усть-Сысольске. Через 14 лет Кирилла расстреляют за то, что он священник. Сергей Иосифович доживет до 1977 года, может и потому что не решился на священничество.

В 1923 году еще жива культура царской ссылки, которую переняли большевики и своих оппонентов они пока ссылаю, но уже рождается другая культура, культура лагерной жизни, как медленного убийства и культура убийства как казни за неправильное слово, за неправильный образ жизни, за желание думать не так как думает большинство. Усть-Сысольск место ссылки несогласных при государе-императоре. В 1923 году он так и остается местом ссылки несогласных при большевиков. Они продолжают жить в своем несогласии с большинством, продолжают мыслить и решать духовные вызовы. Они оба стоят на границе двух миров - молодой человек и зрелый священник.

Но уже непременно приближается другая культура, культура ненависти к тому, кто думает и живет не так как ты. Сергей Фудель не столь заметен и он сможет пережить самый острый момент становления культуры под название ГУЛаг. Митрополит Кирилл слишком заметен, его не сломают, его раздавят.

Collapse )

Мы ищем себя как единственно достоверное

Достаточно все обвешать фетишами и забыть про Бога. Почему? Потому что мы, прежде всего, разглядываем в зеркале жизни себя.

Нам не нравится, когда мы не можем разглядеть себя в зеркале. Когда кто-то другой выглядывает из зеркала жизни - это бесит нас. Все наши страхи держаться на испуге не увидеть себя в зеркале, или увидеть не себя. Мы злимся на пустующее зеркало, хотя в зеркале мы сами, но мы не хотим себя такими, мы хотим увидеть себя такими, какими мы себе нужны. Но если в зеркале мы не тот, то мы себя не видим. Зеркало пусто и мы в бешенстве.

А зеркало это все что нас окружает, это другие люди, это предметы, это события, это тексты, это звуки, это что нас окружает и мы в них разглядываем только себя.

Удавшееся дело - это значит в деле есть я, я себя разглядел и именно потому, что мне удалось. Если дело не удалось, то меня в этом деле нет.

Люди замечающие нас очень нам интересы. Люди ни как не выделяющие нас, нам не желательные. Если человек говорит, что-то созвучное нам, то он отражает нас и мы в восторге от сказанного этим человеком и не важно, что созвучное нам далеко от реальности, именно то, что созвучно нам мы зовем достоверным и настоящим. Именно то, что созвучно нам мы нарекаем правдой.

Collapse )

Подслеповатость добра рождает зло или о победах прошлого.

Недоглядел и был убежден, что делаешь добро и вот вам уже в чистом виде зло явлено. Надо никогда не забывать, что все зло делают люди и они убеждены в истинности своих действий и в направленности на добро своих действий. Добро влечет людей к поступкам, добро толкает людей на решительные шаги. Да, в основе отрешенности и решительности стоит именно добро, но подслеповатость делающих добро обращает каждый шаг к добру в чистое зло.

Как сделать так, что бы двигаясь к добру видеть во всей полноте достоверное, что бы зрение не подводило, что бы мифы не сбивали оптику сознания? Увы, подслеповатость добра - это болезнь общечеловеческая. Вглядываясь в будущее мы хотим разглядеть Бога, но близорукость человека при взгляде на Бога, заложенная в самом человеке как опора осознанности, приводит человека к несфокусированности на Боге. Все расплывчато. Человек видит прежде всего себя и фокусируется на себя, а навести фокус на Истину, на Бога мы уже не можем.

Приятно орать оглядываясь назад о победах и удачах. Перед людьми, которые шли к этим победам и удачам они были не столь четко прорисованы. Люди с трудом видели в победах и удачах будущие победы и удачи. Близорукость - это основа человека. Человек видел прежде всего себя в битве за Истину, а потом видел саму Истину. Что бы мы не делали по другому у нас не может получиться. Истина не является человеку в чистом виде. Любые рассказы про это ложь.

Collapse )