Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

6. Недомолвки "Бытия и безумия". Безумие и логика.


27. Представим себе множество миров. Каждый из миров имеет свою логическую схему. Это доказывается тем, что люди придумывают миры со своей фантазийной логикой. Там свое развитие событий. Там есть элементы логического, которые есть и здесь и есть, которые здесь отсутствуют.

28. Здесь присутствуют две области:

1) происходящего “за гранью”, еще “не познанное”. Познанное имеет одну логическую конструкцию, непознанное имеет другую логическую конструкцию. Реальное и познанное имеет тоже разную логическую конструкцию. 

2) сам фантазийный мир, который всегда логически другой. Каждый человек создает свой фантазийный мир. Мир Достоевского и мир Толстого к реальности имеют мало отношения. 

28. Даже при обычном описании, мы акцентируем, выстраивая особую логику. Даже описательно, мы акцентируем. Расставление этих акцентных точек само по себе выстраивает логику. Сама конструкция “жили были дед да баба” сама по себе расставляет акценты о присутствии и именно двух акцентированных элементов. Есть масса вещей, на которые мы расставляем акценты. 

29. И есть еще другие вещи, на которые невозможно расставить акценты, ибо тогда рассыпется ткань фантазийного мир. Разная логичность - это один из важных элементов дограничного и заграничного. Какую бы мы плоскость не разглядывали, логика будет разная, через что бы мы не пытались заглянуть - логика будет разная. 

Collapse )

Эрих Фромм: Несчастная судьба людей – следствие НЕсделанного ими выбора

Эрих Фромм: Несчастная судьба людей – следствие НЕсделанного ими выбора

Экология сознания: Психология. Предлагаем вам 30 цитат выдающегося немецкого философа и психолога Эриха Фромма. Цитат, дарящих жизнь, цитат, которые отвечают на самые тревожные вопросы человека. Его мысли никого не оставят равнодушным.

Posted by Игорь Сажин on 23 мар 2017, 11:36

from Facebook

«Перестаньте учить людей ненависти»: Обращение основателя «Коммерсанта» Владимира Яковлева…

«Перестаньте учить людей ненависти»: Обращение основателя «Коммерсанта» Владимира Яковлева…

Владимир Яковлев — один из важнейших людей в современной российской журналистике. В конце 1980-х годов он основал газету «Коммерсант», которая долгое время была главным деловым и общественно-политическим изданием страны. После «Коммерсанта» Яковлев при поддержке бизнесмена Михаила Прохорова запускал...

Posted by Игорь Сажин on 21 мар 2017, 16:33

from Facebook

Культ невежества: я не знаю и горжусь этим

Культ невежества: я не знаю и горжусь этим

Пересказываем знаковое эссе знаменитого писателя-фантаста, которому совсем не нравилось, как человечество относится к знаниям.

Posted by Игорь Сажин on 2 мар 2017, 08:42

from Facebook

Люди стали плохими

Ей сейчас где-то больше 80-ти. Как она говорит - "работаю с 6 лет".

Фото взял здесь.

Я ей верю. Закончила педучилище и всю жизнь проработала учителем. Муж сгинул. Сын был радостью, думала будет опорой на старости, но 20 лет назад на заводе, где работал сын, на него упала железная балка. Сын стал инвалидом первой группы, плохо соображает, плохо понимает, ничего тяжелого делать не может.
Так и живут они в одной квартире, очень старая мама с больными ногами и стареющий сын-инвалид. Сын не пьет и не курит, но ничем помочь матери не может. Мать водится с ним как с маленьким. Единственное что может сын - это сходить в магазин. Мать даст денег, сын купит и вернется. Все до копейки приносит, деньги не тратит.

Эта старая женщина сегодня мне рассказал вот какую историю.

В декабре 2015 года она послала сына в магазин, как обычно. Написала, что надо на бумажке, что бы сын дал продавцу и дала денег. Знает сын принесет все до копейки. Сын пришел довольно быстро, принес все что просила, а вот денег не принес. Где деньги сказать не может, только плачет. Мать кое как поняла, что продавец просто не дала сдачи, а выгнала сына.

80-летняя старушка пошла в магазин. Ноги сильно болели но кое как доковыляла. Расспросила продавцов, нашла тут продавшицу, которая отоваривала сына. Встала возле нее. Люди что-то покупают, а старушка стоит. Как стало поменьше народу, старушка спросила у продавщицы про сдачу. Продавщица заявила, что ничего не помнит и что мало ли кто ходит. После стала выгонять бабушку, мол не мешайте работать. Старушка не отходит от прилавка. Подходят люди что бы им пробили товар, ругаются на бабушку, мол проходи, не мешай. Старушка сама стоит еле-еле, но продолжает повторять продавщице "Как вам не стыдно, отдайте сдачу". Покупатели кричат на бабушку, продавщица ругается. А бабушка стоит и только повторяет одну фразу.

Бабушка, с ее слов, простояла целый час. Ноги стали как каменные. Оперлась на палочку но не отходит. Наступил момент, когда возле прилавка не было ни одного покупателя. Бабушка приблизилась к прадовщице и собрав последние силы сказала ей, что это плохо обворовывать инвалидов, что когда-нибудь, не дай Бог, с ней может произойти тоже самое. "Отдай сдачу, отдай. Ведь это ты же взяла, сын не мой не копейки никогда не брал, ты же взяла, отдай".

Вдруг старушка замечает, что возле них стоит женщина, которая вроде как начальница над продавцами. Услышала их разговор и стала расспрашивать продавца. И, о Боже, продавщица вдруг поменялась в лице и вся покраснела. И впервые за час произнесла фразу "Я сейчас посмотрю" и вдруг достает из-под прилавка ту самую его сына бумажку с перечнем продуктов и сдачу в 300 с мелочью рублей". Бабушка одним рывком хватает деньги и записку и выскакивает из магазина.

Бабушка закончила свой рассказ и глядя мне в глаза говорит:
- А ведь если бы я не пошла, они бы ведь так деньги и не вернули. Видят же что больной человек и хотят такого обокрасть. Кругом одни негодяи, они ведь боятся обмануть только такого умного как вы, а ведь старика и инвалида обманут?
- Нет, кругом есть и хорошие люди.
- Нет хороших людей, одни негодяи. Мир стал плохим, люди стали плохими.
- Я вас уверяю - не соглашаюсь я - мир не стал хуже, и хорошие люди есть.
- Все обманывают.
- Не все.
Небольшая пауза и вдруг бабушка осекается, смотрим на меня пристально:
- Наверно вы правы, есть и хорошие люди.

Мы все делаем мир под себя, под себя сильных и молодых, а потом остаемся с этим миром, заточенным под молодых да хитрых, один на одни, хотя сами уже не молодые и не сильные. Время унесло и силу и молодость, но осталось то, каким мы строили под себя мир. Время расправляется с нами страшнее любого палача.

Бегите от обиды на других людей

Сегодня была в редакции встреча с одним из блогеров 7Х7. Давно я так не переживал. Но в результате вынес из нее положительный урок. Вынес и очень благодарен этому блогеру.

А урок такой. Если вы на кого-то в обиде, то возьмите свою обиду и запихайте ее куда подальше. Почему? Потому что обида делает нас калеками. Сначала она заставляет нас переживать, а потом она создает самое страшное - иллюзию, что мы правы. Это просто кошмар!!! Иллюзия по поводу нашей правоты должна создаваться не в обиде, помощи, в том, что мы смогли решить чью-то проблему и пересилить очень сильного соперника. Вот здесь может рождаться правота и то на какую-то долю секунды. Правота рождающаяся в обиде - это паралич, кошмарный паралич наших лучших чувств, паралич всего что было внутри нас хорошего и доброго.

Если вы почувствовали обиду на кого-то. Бегите от этой обиды, Спасайтесь от этой обиды. Ищите какие угодно способы избавиться от обиды. И это даже важно не для того человека на которого вы обиделись, это важно для вас лично, для вашего человеческого существования и спасения. Не обижайтесь друг на друга, никогда!!!

Так что! Спасибо за урок! 

Любители педофилов

Тут мне знакомые прислали ссылки на ловцов педофилов в Сыктывкаре с предложением прокомментировать. Просматривая первый же ролик меня покоробило и дальше я уже еле-еле смотрел. А потом отказался от просмотра и вообще.

У меня вызывает отвращение, когда люди ловят педофила и начинают с ним обниматься, тискать его начинают, гладить по голове. Кошмар какой-то. А самим эти ловцам педофилов не противно. В среде заключенных есть понятие "законтаченный", т.е. прикоснувшийся к опущенному. Как только ты коснулся опущенного, то тут же становишься таковым.

У меня вызывает отвращение люди, которые берут бутылку и писают в нее, а потом с этой бутылкой мочи ходят по городу. Я понимаю, когда старичок несет в поликлинику анализы, но ему самому противно и тошно, от этого. А тут люди нассывают бутыль и ходят с ней по городу, а потом еще открывают и подают эту бутылку педофилу. Мерзость какая-то. Не ужели же они это сами не чувствуют?

У меня вызывает отвращение, когда люди берут бумажку и начинают на ней выводит слова "Я педофил", а потом эту бумажку таскают с собой как плакат на митинг. Да и самое написание уже коробит. Сидит этакий ловец и аккуратным почерком выводить эти слова - это какая-то психиатрия.

У меня вызывают отвращение люди, которые вдруг при несовершеннолетней девочке начинают обсуждать с посторонним человеком то, что она, эта девочка "целочка". Там в одном из клипов ловец педофилов начинает убеждать пойманного педофила, что девочка, к которой тот рвался на свидание - целочка. Как будто он личный гинеколог этой девочки. Судя по голосам эта девочка стояла тут же и слушала рассуждения ловца педофилов о своей целостности.

И это только то, что я смог выдержать, разглядывая их выставленные в публичное пространство клипы. А они, эти любители педофилов, похоже не чураются этого идиотизма, этой откровенной психической сдвинутости. Общество не зря придумало табу для многих вещей, что бы самому обществу не свихнуться. Работники полиции, которые вынуждены работать со всякими отбросами общества, проходят психологическое обследование регулярно, потому опасно соприкасаться с человеческой грязью. И полицейских бывает увольняют из-за профессиональной деградации.

Понимаю, если бы эти ловцы педофилов ловили их и сдавали в полицию, пусть грязной работой занимаются власти. Нет. Эту ловлю превращают в шоу, в обнимашки с опущенными и тут же начинают вытаскивать наружу свои собственные страхи.

Дело в том, что я бы не обращал на это ни какого внимания, если бы не одно очень важное НО. Франкл в свое работе "Психолог в концлагере" находит определение психической деградации людей. Он называет это "негативный отбор". Человек, становясь на этот путь, начинает шаг за шагом опускать собственную психику. Сначала он спокойно выслушивает гадости, которые ему были противны и говорит о них свободно. Потом переходит в тактильному общению с теми, с кем бы он даже не стал общаться в другой обстановки, а дальше...

Очень опасаюсь, что эти любители педофилов не остановятся на все более и более изощренных методах унижения пойманных ими извращенцев. Боюсь, нашей полиции придется обнаруживать трупы. Унижение и произвольное насилие никогда не останавливаются в свое развитии. Конечной точкой этого является убийство. Когда-нибудь они поймают по глупости не того и что бы замести свои следы просто избавятся от свидетеля. А опыт крайнего насилия у некоторых ловцов педофилов уже есть.

И напоследок. Как и у любой субкультуры ловцы педофилов стали вырабатывать свой собственный язык и этот язык уже говорит об очень многом. Они почему-то приготовленную и таскаемую с собою мочу называют "пивом". Не дерьмом, не гадость, не мерзостью, а "пивом".

Паводок.

Сегодня пришла женщина из Усть-Цильмы. У них там в мае был потоп страшный. Дома плавали. МЧС всю зиму трубило, что они готовы остановить весенний паводок, а когда паводок пошел, по словам местных, МЧС ничего не делало 3 дня. Пока затопления не стали катастрофой, а жители вместе со скотиной просто забирались на чердак и ждали самого худшего.

Вода ушла. И вот на место потопа пришла неопределенность. Ходили какие-то комиссии, считали, записывали, составляли акты. Люди слышали, что кто-то на нужды затопленных собирает деньги. А потом наступила тишина. И сегодня людям приходят какие-то непонятные и очень маленькие деньги и власть говорит, что это компенсация. По селам ходят слухи что все деньги собранные на нужды пострадавших украдены, что комиссии занижают все, что помощи не будет. Взял у женщины письмо с 61 подписью.

Спрашиваю у нее:
- А вы куда-то обращались?
- К Путину
- И как?
- Властям все переслали, а власти не отвечают или устно говорят, что все хорошо - ждите.
- А почему вы акты о погибших животных, о утопленной мебели, о покореженных домах сами не составляли.
- Мы верили комиссии.
- ?
- Мы думали, они все честно сделают, а они молчат. Прислали деньги, но на эти деньги даже досок не купишь. Они требуют что бы мы ремонт делали сами и представляли им расходы на ремонт.
- Правильное предложение.
- А как мы сделаем ремонт, у нас же в селах одни старики и инвалиды, у них только маленькие пенсии. Тут прожить бы, не до ремонта.
13217_2FPx6_big_2d6596e726d9a523ec5f92092c2a6583_00
Во всей этой истории меня заинтересовали только одна проблемы: почему власть не хотят просто рассказать людям, что в реальности они делают, на что и какие деньги они потратили, сколько собрали, сколько еще нужно для полного устранения последствий паводка. Власти тихоряться от людей и боятся что федералы дадут по шапке, а люди тихоряться от власти, но продолжают ей верить. Это какой-то сюр. Ведь явно же что-то делалось. Или все же где-то что-то увели, раз молчат?

Не верь

Поток информации уже давно перестал для меня носить форму информации. Все потоки информации теперь у меня выглядят только как мотиваторы и демотиваторы. Вчитываешься в любой текст, вглядываешься в любую передачу, вслушиваешься в любую радиопередачу и начинаешь искать мотивирующие и демотивирующие признаки.

При этом я замечаю, что люди делают это все как осмыслено, так и не осмыслено. Люди концентрируют у себя в блогах информацию высокой демотивации и сами же потом над этим плачут и психуют. Или наоборот люди набирают информацию мотивирующую и тут же сами входят в полных восторг и раж.

Люди хотят слушать лишь то, что они хотят слышать. Как обыкновенное животное, мы, что бы не свихнуться, ведем жесткий отбор той информации на которую нам надо делать стойку. Мы не хотим рисовать картину полностью, мы не хотим слышать все стороны, мы не хотим замечать все и плохое и хорошее. Нам важно что бы наши убеждения остались с нами, а потом дело даже не в тех, кто создает бред, а в тех, кто заказывает этот бред по поводу события. А бред заказываем мы сами. Мы сами хотим что бы все выглядело либо черным, либо белым. Мы сами хотим рыдать от ужаса и плясать от восторга.

Надо понимать, что мы выглядим в этой ситуации как дети. Мы продолжаем, в силу культурной традиции, верить в слово и воспринимать его так, как нам это нужно воспринимать. Мы ни как не хотим посмотреть на слово до того как оно вылетело из чьего-то рта, мы не хотим смотреть на слово в момент его звучания, мы не хотим осознать всего контекста звучания слова. Нам проще услышать слово "фашист" и рисовать дальше образ нужный нам. Заполнять это слово своими образами  и ждать нового наполнения наших схем и наших конструкций. Мы не хотим ничего перепроверять, мы не хотим ничего слышать так, как оно было задумано произносящим.

Нам кричат: "Не верьте тем-то и тем-то, не верьте - они врут". Да, говорим мы и тут же в это верим, хотя не мешало бы проверить источник этого заявления о недоверии. И не удивительно, что при всем осознании мы тут же верим и тому источнику в лживости которого нас убеждали. Мы как малые дети, не хотим критиковать. Мы не хотим войти в культуру, которая не воспринимает слово самое по себе, а которая понимает всю испорченность произнесенного слова. Нам проще жить не в своем сложно сконструированном мире, нам проще жить в мире построенном из чужих слов воспринятых так как нам удобно было услышать их.

Мир не таково как о нем говорят и не таков каким мы его хотим видеть. Не поверите - мир сам по себе.

А потому - давайте перестанем верить. Если кто-то мне рассказывает и мне становится страшно, я понимаю, что меня хотят испугать и я ищу основу этого испуга. Тут же я понимаю, что где-то кто-то сгустил краски. Если кто-то мне рассказывает и мне становится легко и весело, я понимаю, что меня кто-то хочет успокоить и так же сгущает краски. Я должен найти эти сгустители для страха и сгустители для радости. А потом уже конструировать нечто свое, без этих придыханий и передергиваний.

А дальше, я должен успокоить там, где обостряют, и возбудить, там где хотят замылить, затереть. Да, да, я так же работаю тем же мотиватором и демотиватором. Но каждый раз, успокаивая и возбуждая, я вглядываюсь в собеседника, пытаясь найти родственную душу, которая так же мучается, так же угнетена этим состоянием веры в слова. Я ищу тех, кто живет в культуре неверия, тех, кто понимает всю силу слова в современной жизни России и понимает, что дело не во лжи или правде, в том, что информация - это про другое, это про две педали в нашем мозгу: педаль мотивации и педаль демотивации. И что бы мы не говорили, мы тут же начинаем нажимать на педаль либо газа, либо тормоза. Какими бы мы объективными не были педали всегда две. И наша задача вовремя снять ногу с педали тормоза и переставить ее на педаль газа или перебросить ее опять на педаль тормоза.

А тот кто в этой сумасшедшей гонке ищет правды находит лишь удобный ему демотиватор.